ЭРНСТ ХАППЕЛЬ. СТРАННИК И ЕГО ТЕНЬ.



Тень. Давно не слышала я тебя, и потому, если хочешь, поговори со мною.

Странник. Я слышу голос; но где? И чей? Мне кажется, я слышу самого себя, но этот голос слабее моего.

Ф. Ницше.

I.ХАППЕЛЬ И АВСТРИЯ

"Футбол на 80 процентов состоит из практики и на 20 из теории".

Эрнст Хаппель.

Центр Европы. Вечно притягательный, вечно загадочный. Просто вечный. ГОРОД. Венские вальсы и венская опера, венская экономическая школа и венские «футбольные кружева» Хуго Майзля. Романтика и богема. Здесь в 1899 году родился самый неудобозабываемый адепт laissez-faire новейшего времени Август фон Хайек, здесь родилась и красиво умерла легендарная австрийская «wunderteam», наконец именно здесь родился «небрежный гений» австрийского футбола Эрнст Франц Херманн Хаппель. Человек, воплощавший манеры и величественную ауру своего города…

Один из лучших тренеров XX века родился 29 ноября 1925 года. Он вырос в пригороде австрийской столицы у своей бабушки, а в возрасте всего лишь тринадцати лет перешел в команду «венского пролетариата» - знаменитый «Рапид». Под чутким руководством Рихарда Кутана и Леопольда Ницша Эрнст довольно быстро вырос в игрока основного состава «бело-зеленых». Он дебютировал за венцев в семнадцать лет. На дворе стоял страшный 1942 год. Шла война. Чемпионат, в котором пришелся профессиональный дебют Эрнста, после аншлюса назывался "Гаулига Остмарк". Впрочем, слово «профессиональный» в данном случае имеет смысл закавычить. Дело в том, что, «поглотив» соседа, немцы, недолго думая, ликвидировали профессиональный австрийский футбол как класс, признав в последнем «гнусное порождение еврейства». Остановимся на просто дебюте. В этом суррогатном, «мертворожденном» первенстве Хаппель провел три игры, а его «Рапид» по итогам сезона занял шестое место. Три года спустя ведомые блистательным голеадором Францем Биндером «бело-зеленые» возьмут первое чемпионство мирной Австрии, воплотив мечту целого поколения о Возрождении. В числе «альпинистов», штурмовавших эту вершину, был и наш герой. Вместе с еще одной легендой австрийского футбола Максом Меркелем, чьи лучшие годы по собственному признанию были съедены войной, он составил знаменитый тандем в обороне хюттельдорфцев. Для справки и во избежание непоняток: Хюттельдорф – один из округов района Пенцинг, в котором и вырос «Рапид». Отсюда и пошло прозвище команды. Возвращаясь к связке Хаппель – Меркель, необходимо отметить следующее. Оба они были типичными представителями «венской классической школы», с прекрасной технической оснасткой, замечательным пасом и умением поддержать атаку. Другое дело, что к своим прямым обязанностям футболисты относились с заметной прохладцей. Меркель, например, всю жизнь мечтал играть в нападении, а чудачества Хаппеля в обороне и вовсе были неиссякаемой темой для пересудов в дышащей футболом Вене. Их отношения продолжились и после завершения футбольной карьеры. Более того, тренерские судьбы двух австрийцев пойдут по, в общем-то, схожему сценарию... «Рапид» в те годы пользовался необычайной популярностью на родине, а сам Эрнст в скором времени стал любимцем публики. За магическое обращение с мячом его прозвали «Фокусником», за потрясающее сходство с невероятно популярным в то время турецким актером – «Ашюлем». Хаппель отыграл за венцев почти 15 лет: с 1942 по 1955 и с 1956 по 1959. В промежутке Эрнст успел съездить во Францию, где два сезона выступал за парижский «Расинг»… Задолго до появления «тотального футбола» Хаппель воплощал идеал игрока-универсала. В тактических схемах «Рапида» и сборной Австрии он был кошкой, гуляющей самой по себе. Венец не подпадал ни под один на тот момент существующий стиль игры в обороне. После турне по Южной Америки, в которое «Рапид» отправился в честь собственного пятидесятилетия, австрийский клуб попытался перенять бразильскую манеру игры, и Хаппель перешел на позицию номинального либеро в схеме 2-3-5. Один из наиболее техничных игроков своего времени, он регулярно ходил в нападение. Видение поля и убийственные по силе удары стали визитной карточкой этого уникального футболиста, блуждавшего от обороны к атаке. Хаппеля называли «небрежным гением», и, пожалуй, это определение абсолютно точно передавало его манеру держаться на поле. Любопытно, что, став тренером, Эрнст истово будет требовать от своих подопечных в защите дисциплины и надежности (вспомним хотя бы «линию Маннергейма» в обороне хаппелевского «Фейеноорда», которую сформируют Ринус «Железный» Исраэль и Тео «Танк» Ласеромс). Дисциплина и надежность… Качества, которыми никогда не мог похвастаться сам Хаппель. В этом плане он был типичным футболистом «Рапида» тех лет. Команда играла в ажурный атакующий футбол, показывая запредельную результативность. Так, в сезоне 1950/51 «Рапид», усилившийся талантливым и разносторонним универсалом в середине поля Герхардом Ханнапи, провел 133 гола в 24 матчах чемпионата, забивая в среднем по 5,54 мяча за игру. На пути к чемпионству были разгромно повержены все главные конкуренты: команда отпраздновала победу над «Линцером» (11:2), в пух и прах разнесла «Грац» со счетом 12:1 и победила «Вену» – 9:0. В этом же году хюттельдорфцы отпраздновали викторию и на международном уровне, победив в Кубке Центропы ( турнир, пришедший на смену широко популярному до войны Кубку Митропу, один из предтеч Кубка Чемпионов. – прим. редакции). В финале были повержены земляки из «Ваккера», а до этого венский клуб не оставил камня на камне от римского «Лацио», неприлично разгромив «бьянкочелести» 5:0. Это был последний крупный европейский успех «Рапида»; в будущем команду ждали только «локальные» достижения, которые, однако, прошли не без участия героя повествования. На некоторых из них мы остановимся подробно.
Сезон 1956-57. Волей жребия уже в первом раунде Кубка Чемпионов «Рапиду» достался сильнейший клуб своего времени «Реал» Мадрид. На поле испанцев австрийский клуб еле унес ноги: лишь гол Карла Гиссера на 89 минуте позволил «бело-зеленым» избежать разгрома. Счет 2:4 оставлял хюттельдорфцам слабую надежду на общий положительный исход противостояния. В жизни всегда есть место для подвига, а на футбольном поле – тем более. У себя дома, в присутствии 60000 зрителей «Рапид» задал настоящую взбучку «звездным» гостям, а Эрнст Хаппель провел свой лучший матч в карьере. Центральный защитник забил три мяча до перерыва, дважды отличившись с игры и один раз с пенальти. «Реал» был просто смятен в первые сорок пять минут матча, что не осталось без внимания легендарного Сантьяго Бернабеу. Президент клуба жестко отчитал своих футболистов в перерыве. «Если вы думаете, что мы приехали сюда отдыхать, вы ошибаетесь. Тот, кто не понимает этого, не должен носить на своей груди эмблему клуба «Реал» Мадрид». Неизвестно, подействовали ли увещевания шефа на всех игроков команды, но на Альфредо Ди Стефано – точно. На 60 минуте "La Saeta Rubia" сделал счет 3:1. Командам требовалась переигровка. «Реал» умел оперировать большими деньгами на протяжении всей своей истории. Задолго до «эры галактикос» в этом клубе научились делать предложения, от которых невозможно отказаться. Раймундо Саппорта уговорил податливых руководителей «Рапида» сыграть решающую игру на поле «Реала», пообещав австрийцам солидный барыш в случае успешной реализации билетов на «Сантьяго Бернабеу». Коммерческий нюх не обманул испанца: 100000 человек купили билеты, чтобы воочию насладиться игрой. На поле «бланкос» дерзкий «Рапид» был ожидаемо бит – 0:2…
Сезон 1957-58. История повторилась с незначительными вариациями. Так получилось, что команда Хаппеля встретилась с другим европейским монстром, «Миланом», на предварительной стадии этого же турнира. 1:4 на выезде, 5:2 – дома. И снова переигровка, на сей раз прошедшая на нейтральной территории, коей был выбран Цюрих. «Рапиду» чертовски не повезло: на десятой минуте «сломался» Ламберт Ленцингер, и клуб остался вдесятером. Замены по тогдашним правилам были запрещены. Хюттельдорфцы сражались как львы, но все же проиграли – 2:4. При счете 1:2 в пользу «россонери» Эрнст Хаппель забил гол и на время уравнял цифры на табло… Таким образом, команда, игравшая в роскошный футбол для зрителя, творившая и умиравшая на поле, так и не смогла выиграть ничего существенного в Европе. Жуткая несправедливость.
Карьера Хаппеля в сборной Австрии также представляет немалый интерес. Он дебютировал за «манншафт» 14 сентября 1947 года в игре против Венгрии. Спустя некоторое время Эрнст занял прочное место в команде Вальтера Науша, сменившего у руля сборной Эдди Бауэра. «Рыбак рыбака чует издалека». Эта сермяжная правда безусловно применима и к нашему случае. Один из архитекторов непобедимой «Вундертим» быстро распознал в умном, техничном защитнике родственную душу. У Австрии больше не было чудо-команды, но оставались чудо-футболисты... Вместе с Наушем Хаппель в 1954 год отправился на Чемпионат Мира в Швейцарии. По пути в Цюрих, где располагалась база команды, поезд остановился в Инсбруке: там сборная должна была провести товарищеский матч против коллектива с трудно произносимым названием «Vorarlberg-Auswahl». При счете 14:0 в пользу австрийцев заскучавший Хаппель выкинул фортель в своем духе: он подобрал мяч, развернулся и запустил снаряд в ворота закадычного друга Вальтера Земана. Стоит ли говорить, что удар был неберущимся? Хаппель и Земан постоянно спорили на поле, но всю жизнь оставались хорошими друзьями.
 

Две Легенды: Хаппель и Земан

На самом чемпионате австрийцы обыграли шотландцев, бодро разгромили чехословаков и на пару со сборной Швейцарии устроили незабываемый футбольный триллер в ¼ финала, который вошел в историю под названием «Знойная битвой под Лозанной». При температуре более 35 градусов команды подарили болельщикам фейерверк забитых голов. Вратарь австрийцев Курт Шмид получил солнечный удар еще в начале матча, но остался в игре. Швейцарцы, поддерживаемые 50000 родных фанатов, быстро вышли вперед – 3:0. Тем временем массажист Йозеф Ульрих, как мог, остужал Курта Шмида мокрыми губками. Ульрих встал позади ворот и при каждой атаке направлял действия Шмида, который был в состоянии, близком к трансу. Австрийская команда сначала героически сравняла счет, а потом и вовсе свела матч к победе – 7:5. Вновь не обошлось без чудачеств Хаппеля. При счете 6:5 в пользу Австрии он едва не переправил мяч в собственные ворота… пятой точкой. В полуфинальном поражении против Германии Эрнст Хаппель сыграл трагическую роль. Он не смог ничего предпринять против хорошо разученных немцами стандартных положений. После игры, его и вратаря Вальтера Земана газетчики упрекнули в подкупе. И хотя Австрия выиграла «малый финал» против действующего чемпиона мира Уругвая и заняла третье место на турнире, Хаппель и Земан были так оскорблены обвинениями в подкупе, что не принимали участия в торжественном возвращении команды на родину и еще три года не играли за национальную сборную.
В 1958 году Эрнст принял участие в своем втором Кубке Мира в Швеции. На сей раз постаревшая, сжигаемая внутренними противоречиями и зараженная духом неверия австрийская команда довольно бесславно покинула турнир, проиграв чемпионам мира бразильцам (3:0) и чемпионам Европы сборной СССР (2:0), а также раскатав боевую ничейку в уже ничего не значащем поединке с Англией (2:2). Перед игрой главный тренер Йозеф Аргауэр вручил Хаппелю памятный знак, который «Рапид» специально прислал к этой встрече. Ветеран проводил свой юбилейный пятидесятый матч за «манншафт», и в клубе решили отметить вклад своего воспитанника в становление сборной. Пятидесятый и предпоследний. Последнюю игру за Австрию Хаппель провел 14 сентября 1958 года практически сразу же после окончания Кубка Мира. Попрощаться с гордо поднятой головой не получилось: команда проиграла югославам 3:4.
Менее чем через год Хаппель в статусе шестикратного чемпиона Австрии завершил карьеру и в «Рапиде». Два года он исполнял обязанности технического директора в родном клубе, работая в связке с главным тренером хюттельдорфцев Робертом Кёрнером. Ну а потом…
 

II.ХАППЕЛЬ И АДО «ДЕН ХААГ»

"Если я позволю себе играть с персональной опекой, я буду иметь не 11 игроков на поле, а 11 ослов".
Эрнст Хаппель.

А потом была Гаага. АДО «Ден Хааг» изначально рассматривался молодым специалистом в качестве опытного полигона. В свое время именно здесь началась самостоятельная тренерская карьера Макса Меркеля. Желание превзойти старого друга тешило самолюбие честолюбивого австрийца. Началось все в 1962 году, когда Эрнст прибыл на местный «Zuiderpark Stadion». О первой тренировке «желто-зеленых» под руководством Хаппеля до сих пор ходят легенды. Шел сильный дождь, и футболисты, решив слегка надавить на нового тренера, заявили о своем намерении покинуть тренировку. Хаппель энергично вывел своих подопечных на поле, установил на «сокрестие» ворот бутылку из-под сока, взял мяч и выстрелил по банке с расстояния в 20 метров. Этот же фокус он заставил проделать своих ошарашенных футболистов. Справиться с задачей смогли единицы. Доверие игроков было завоевано. Харри Хейнен, игравший за АДО с 1962 по 1969 год и в течение этого времени лишь раз замененный Хаппелем, так характеризует своего тренера: «Да, он был силен в профессиональном отношении, но кроме того он также был очень хорошим человеком. Он был большим оригиналом, в том числе и в плане одежды. Эрнст носил рубашки с запонками, на которых были выгравированы его инициалы... Хаппель знал, как обыграть любого, пользуясь его сильными и слабыми сторонами. Если я был не в духе, то он говорил: "Сделай массаж и иди домой"».
Гуус Хаак, один из наиболее техничных голландских защитников тех лет, продолжает: «Если ты не понимал, что нужно было делать во время тренировки, то он показывал. Мы подходили к нему с вопросами, и он объяснял. Я мог довольно красиво обращаться с мячом, но Хаппель делал то же самое и даже лучше. Попасть мячом в крестовину для него было запросто. А если кто-нибудь мог показать пример, что он в чем-то преуспел больше остальных, то он заслуживал уважение. Эрнст был исключительно одаренным тренером. Его тренировочные упражнения были очень разнообразными, игровые – тоже. А в области тактики он был просто феноменом».
После своего первого сезона Хаппель решил серьезно обновить команду. Такие известные игроки как Клаван, Схюрман, Ден Энгелсен и Фельдман покинули клуб. Уехал и Хаак, сманенный «Фейеноордом» и попутно ставший самым дорогим трансфертом своего времени. На их место пришли молодые и дерзкие гаагские ребята, собранные буквально с улиц города: Пит де Зут, Тео ван ден Бург, будущий «Мистер Гаага» Аад Мансвельд, талантливый воротчик Тон Ти… За семь лет эта команда под руководством Хаппеля проделала потрясающий путь из заштатного голландского аутсайдера в элиту Эредивизие. По ходу нескольких сезонов гаагцы формировали лидирующую группу чемпионата, приходя к финишу на третьем и четвертом местах. Главным заводилой по-прежнему оставался Харри Хейнен. Нападающий из Лимбурга был любимцем публики и Эрнста. Болельщики ценили его за трудолюбие на поле, главный тренер – за понятливость и тактическую вышколенность. Можно сказать, что между наставником и футболистом установились теплые, даже дружеские отношения. Хейнен: «Если у меня что-то не получалось, он звал меня, когда мы после отдыха выходили из раздевалки, и говорил: "Ты должен добавить огня и взорваться". Если мне это удавалось, то я мог в понедельник пить с ним кофе в венской кондитерской на Лаген Потен. Но, в конце концов, эти посиделки в кафе по понедельникам закончились. Впрочем, я никогда не забуду, как он сидел и покачивался в кресле. Хаппель был очень необычным человеком. Однажды мы должны были играть на выезде против «Спарты». Тренер приехал на своей машине. Он не мог оставить ее возле стадиона и припарковался рядом, где стоянка была запрещена. Славу Богу, мы выиграли 1-3. Он сказал: "Пусть машина стоит там до тех пор, пока мы не проиграем". Мы не проигрывали три недели. В это время он передвигался пешком, на велосипеде или даже на попутных машинах». В это же время начинает «выкристаллизовываться» фирменный стиль Хаппеля: жесткий, непрерывный прессинг на протяжении всего матча, доведенное до автоматизма использование офсайдной ловушки, способность быстро перестраиваться в течение игры и моментально реагировать на изменения в действиях соперника. То, от чего спустя годы, не будет спасения никому… По началу Эрнсту ужасно не везло. «Гаага» под его руководством четыре раза играла в финале Кубка Голландии и проиграла трижды: в 1963-м «Вильяму II», в 1964-м «Фортуне», в 1966-м – «Спарте». Удивительно, но факт: в будущем один из наиболее успешных тренеров в истории футбола выиграл свой первый трофей с четвертой попытки! В 1968 году АДО «Ден Хааг» обыграл «Аякс» - 2:1. Так началась история взаимоотношений Хаппеля с амстердамским «Аяксом». История, которая по странному символизму не прекратится и после его смерти…Надо ли напоминать, что главным тренером «Аякса» был не кто иной, как Ринус Михелс?
Совладав с «Аяксом», клуб получил право играть в турнире Кубка Кубков. Это был первый европейский опыт Эрнста Хаппеля. И вряд ли его можно назвать особо удачным: в первом раунде АДО «Ден Хааг» обыграл австрийский ГАК, но уже во втором не сдюжил против «Кельна», проиграв с общим счетом 4:0. В 1971 году команда, заботливо взлелеянная Хаппелем и укрепившаяся к тому времени Диком Адвокаатом, Харальдом Бергом и Харри Хестедом, едва не выиграет чемпионат Голландии, установив семнадцатиматчевую беспроигрышную серию на старте сезона. Впрочем, сам австриец к тому времени тренировал уже другой клуб.
 

III. ХАППЕЛЬ И «ФЕЙЕНООРД»


«Мы пришли через многое вместе. Если вы выигрываете слишком часто, дисциплина в вашей команде падает. Мы стали слишком большими друзьями. Мы страдали и плакали вместе, смеялись и выигрывали. Это не могло продолжаться так долго».

Эрнст Хаппель.

«Но это просто рубеж, и я к нему готов»… Хаппель оказался в Роттердаме в 1969 году. Легенда гласит, что руководству «Фейеноорда» якобы понравилась следующая фраза австрийца: «У клуба огромный игровой потенциал. С хорошим тренером «Фейеноорд» обязан быть на наверху футбольной Европы». Перед сезоном 1969/70 Эрнст сменил гаагский «Южный Парк» на роттердамский «Де Куйп». Бен Питерс, тренировавший «докеров» до Хаппеля, вернулся к исполнению обязанностей тренера молодежки… Танец и атака, стиль и агрессия, дисциплина и шарм, воля и жест… Его «Фейеноорд» высекал искры на поле, играя в динамичный, атакующий и бесстрашный футбол. Команде передался стойкий характер своего тренера. «В моем лексиконе отсутствует слово страх», - признавался Хаппель, заряжая подопечных верой в успех своей великой миссии.  За внешней легкостью на поле скрывались изматывающие тренировки на пределе человеческих сил. Вим ван Ханегем: «Когда Хаппель не видел тебя сидячим, он давал мало времени на раздумье. Его не всегда понимали, а некоторые в команде почти рыдали от него. Так происходит с людьми, не умеющими воспринимать критику. Этому учишься только у него. Иногда игрок, который находился рядом с ним, хотел объясниться, но "дверь" закрывалась. Он кричал игроку, чтобы он уходил прочь, а если тот его не слушал, то Эрнст рекомендовал ему выбрать другой вид спорта. Футболистов, лежащих на лавочках, он скидывал, а массажные столы были предназначены только для старых, опытных игроков. Во всем он требовал упорства». Не стремясь сбить оппонентов с толку демонстрацией тотального футбола, его «Фейеноорд» ставил в тупик, контролируя мяч по каким-то непонятным и зачастую противоречащим друг другу схемам. Например, применяя "зоны контроля" и удушая при этом соперника офсайдными ловушками. Задолго до одного распиаренного тренера, который скажет о своих футболистах, как об "отдыхающих при владении мячом", Хаппель буквально «заточил» «Фейеноорд» под контроль над мячом. Он старался, чтобы его команда получила мяч любой ценой, и когда она его получала, следующей целью было измотать соперника в попытках его отобрать. При этом, команда Хаппеля постоянно меняла направление перепасовок, стараясь разыгрывать мяч быстро. А в это время соперник бегал без мяча и терял силы. Этот стиль не был столь изысканным и остроатакующим как у «Аякса», зато был исключительно эффективным и главное – конкурентоспособным. На первых порах даже более, чем амстердамский. В зависимости от обстоятельств и действий команды соперников Хаппель все равно мог позволить себе демонстрировать свою игру: за счет постоянного прессинга или в иных обстоятельствах за счет контроля над мячом. Так или иначе, его команда диктовала ход игры. Венец привез на «Де Куйп» современную тренировочную методику. Тренировки под его руководством были разнообразны и интенсивны. Это касалось как фитнеса, так и техники. Например, именно при Хаппеле в «Фейеноорде» начали специально тренировать удары с подъема. Эрнст заставил подтянуть этот компонент футбольного искусства у своих подопечных после одного из матчей Эредивизие. Сейчас игроки той роттердамской команды не скрывают восхищения бывшим тренером. Они отдают должное его тактическому чутью, умению разложить игру соперника по полочкам и, конечно же, дару психолога. Хаппель, как никто другой, умел в коротких, «обточенных», почти афористичных фразах, донести каждому его задачу на поле.

Тео ван Дейвенбоде, защитник «Фейеноорда», успевший за свою карьеру поиграть под началом как Хаппеля, так и Ринуса Михелса: «Хаппель был диссектором от игры. Он подмечал каждую деталь и мог внести необходимые изменения после всего лишь нескольких минут матча».
Ове Киндвал, нападающий команды: «Я часто был не согласен с ним в плане тактики. Например, перед матчем с «Легией» он сознательно и, как мне показалось, ошибочно, пошел на слом некоторых устоявшихся игровых связей. Я сказал об этом Хаппелю, и он объяснил мне причины своего решения. Сейчас я все понимаю. Мы смотрелись не очень здорово на тренировке, но преобразились в самом матче. Он продумал почти все перед игрой на европейской арене… Это так здорово вспоминать, как ты сидишь на мяче и слушаешь, что тебе говорит Хаппель. Ему было достаточно посмотреть один раз на соперника, чтобы сказать, как мы должны были против него играть. Он знал все слабые и сильные стороны команды. Он видел все: кто слаб на правом фланге, кто делал плохие верховые передачи… Он быстро шел к кромке поля и оставался там. Все детали; все, что он делал, впечатляло. Ты чувствовал себя идеально».
Тактически был переигран и «Милан» в том триумфальном для «фейе» Кубке Чемпионов. Причем, это бросалось в глаза в уже первом матче между командами, проигранном роттердамцами в гостях. Лихо перестроившись на 4-4-2, «Фейеноорд» намертво выключил Джанни Риверу, контролировал ход матча и создал больше голевых моментов. «Моя команда была лучше готова как физически, так и тактически. Из 90 минут матча мы владели мячом 65», - заметит после игры Хаппель. Дома справедливость была восстановлена. А вот «Селтик» в финале был переигран больше за счет морально-волевых. Кадры, на которых облаченный в элегантное серое пальто Хаппель с невозмутимым видом начал поправлять прическу сразу же после финального свистка судьи, облетели весь мир. В том же 1970 году был взят и Межконтинентальный Кубок.
«Легион» обожал австрийца. Как за титулы, так и за характер. Его требовательность не знала границ. Когда Хаппель говорил, что автобус должен успеть к семи, значит, он должен был успеть к семи. Это правило распространялось и на представителей администрации «Фейеноорда», которые приезжали на выездные матчи команды и иногда задерживались. Хаппель садился в автобус, и он отъезжал без них. Тем самым тренер четко давал понять, кто был хозяин в доме. Однажды Хаппель сам опаздывал к автобусу. Чувствуя это, он передал через игроков, чтобы команда отправлялась без него. Однако водитель не отважился уехать без Эрнста.  Авторитет австрийца был воистину непререкаем!
Хаппель покинул команду в сезоне 1972/73. Играть на том же уровне не получалось: в Голландии «фейеноордеров» все сильнее теснил непобедимый в те годы «Аякс» Штефана Ковача. А оставаться на вторых ролях австрийцу не хотелось. Незадолго до нового 1973 года он подошел к Гусу Броксу, менеджеру «Фейеноорда», и сказал, что хотел бы уйти из клуба. Брокс отправил Хаппеля на две недели в отпуск, чтобы тот пришел в себя. Желание Хаппеля окончательно оформилось после того, как «Фейеноорд» во втором раунде выбыл из Кубка УЕФА, проиграв по сумме двух встреч клубу «Белград» (победа со счетом 4:3 и 2:1 – поражение). До этого в первом туре был пройден экзотичный «Рюмеланге» из Люксембурга, 12:0 и 9:0. Но после зимнего перерыва командный механизм вновь дал сбой. В решающих весенних матчах против «Твенте» и «Аякса» «Фейноорд» лишился очков, а вместе с тем и чемпионского титула. После этого и стало известно, что Эрнст Хаппель собирается покинуть клуб. Временно исполняющим обязанности был назначен ассистент тренера Ад Зондерланд. Так закончилось эпоха Хаппеля - лучшего тренера, которого когда-либо знал Легион.
Через год «Фейеноорд» под руководством Вила Корвиера выиграет Кубок УЕФА. Основы этого успеха были также заложены Хаппелем.
 

IV. ХАППЕЛЬ И ВАН ХАНЕГЕМ

«Эрнст Хаппель был лучшим. С его игровой философией он намного опережал свое время. Хаппель оказал огромное влияние на становление «тотального футбола» в Нидерландах и на мою профессиональную карьеру футболиста и тренера».
Вим ван Ханегем.

За свою долгую тренерскую карьеру Хаппель с разной долей успешности успел поработать с множеством талантливых футболистов. Однако наиболее сильно влияние Эрнста в судьбе Вима ван Ханегема. Притягиваемые и отталкиваемые, чудесно и алхимически соединенные общим взглядом на игру и полностью отличающиеся темпераментом, они прошли долгий путь надежд и разочарований. Эта история началась в мае 1969 года, когда Эрнст получил предложение поработать на «Де Куйпе». Ван Ханегем стал первым футболистом, которого Хаппель вознамерился продать. «Виллем слишком медлителен. Он должен уехать», - отчеканил австриец. Впрочем, тем и отличается хороший тренер от плохого, что хороший свои ошибки признавать умеет, а плохой - нет. После первых же тренировок полузащитник впечатлил наставника интеллектом, отменной физикой и объемом работы, проделываемой в пользу команды. Один из самых необычных плэймейкеров в истории футбола, он стал «камнем основания» дома, который построил Эрнст. Более того, командная игра «Фейеноорда» складывалась, в том числе, и на постоянном варьировании темпа, которым дирижировал «Хромой». Хаппель и ван Ханегем не всегда ладили на тренировках, но в игре Виллем бился не только за себя и команду, но и за главного тренера.
Их судьбы пересекутся в 1978 году. Тогда назначенный на пост тренера национальной сборной Голландии Эрнст Хаппель отказался гарантировать место в основе стареющему Виму, о чем и поставил в известность бывшего подопечного по телефону. Ван Ханегем был шокирован… Спустя некоторое время появится еще одна версия: будто бы Виллем не поехал на Чемпионат Мира потому, что ему пообещали маленькие премиальные. Тем не менее, зная патриотичность и бескомпромиссный характер «Хромого», это предположение не кажется особо убедительным. Пройдет много лет, и сын Хаппеля, Эрнст Хаппель младший, который в 2005 году установит бюст своего легендарного отца на стадионе «Фейеноорда», даст собственную оценку их взаимоотношений: «Отношения моего отца с Виллемом ван Ханегемом всегда колебались между любовью и ненавистью. Оба были великими людьми и поэтому имели конфликты друг с другом. Но я никогда не забуду, как Ван Ханегем плакал на похоронах отца".

В отличие от Эрнста, выдающийся футболист Вим ван Ханегем так и не стал выдающимся тренером. На подсознательном уровне он пытался подражать Хаппелю, и это всегда бросалось в глаза. "Kein Geloel" – фраза, которая органично перешла от Учителя к ученику.
 

V. ХАППЕЛЬ И МИХЕЛС

В цитатах не нуждается.

Лобановский и Бесков, Фергюсон и Венгер, Моуриньо и Сколари. Хаппель и Михелс – вот вам еще один образчик футбольной компаративистики. У двух ведущих тренеров своей эпохи было немало общего. Во-первых, оба были Профессионалами с большой буквы, стоящими на высоте тактического знания предметной области и прекрасно ставящими тренировочный процесс в команде. Оба слыли довольно жесткими, суровыми людьми, умело скользящими от диктатуры к демократии в отношениях с подопечными и гнущими независимую линию в отношениях с администрацией своих клубов. Оба были новаторами в футболе, во многом перевернувшими наше представление об этом виде спорта. Михелс в большой степени – Хаппель в меньшей. Оба собрали внушительную коллекцию титулов, тренируя различные клубы. Оба тренировали сборную Голландии на Кубках Мира: в 1974 и 1978 годах. Наконец, оба умели четко подать свои мысли окружающим, порой, в очень ярких, афористичных выражениях. На ум сразу приходит знаменитое михелсовское: "Voetbal is oorlog" и хаппелевское: "Kein Geloel". На этом, собственно, сходства и заканчиваются. Начинаются различия. Ну, для начала заметим, что Михелс был в большей степени чем Хаппель ориентирован на работу с молодежью. Он заботливо собрал и выпестовал «золотой» состав в «Аяксе», который стал флагманом европейского футбола. Это была исключительно своя, доморощенная команда. Хаппель наоборот полагался на опытных, проверенных бойцов. В «Фейеноорде» его тренерскую философию выражала следующая фраза: «Киндвалл в нападении, Ван Ханегем в полузащите и Исраэль в обороне». В «Гамбурге», который австриец возглавит позже, он будет активно эксплуатировать талант Феликса Магата... Михелс был более атакующим тренером, Хаппель – более оборонительным. Разделение во многом условно, но все же имеет под собой основание. Эрнст ставил хитроумные защитные схемы, взломать которые было достаточно проблематично. В отдельных отрезках матча его команды не брезговали играть «вторым номером», здорово организуя контратакующую игру. Стиль же Михелса был более зрелищным и открытым - чистый гештальт «тотального футбола». В-третьих, Ринус Михелс был, что ли, более «концептуальным» тренером, подбирающим не модель для имеющихся футболистов, а скорее футболистов под собственное видение игры. Ему требовалось больше времени для того, чтобы построить команду. Где-то это давало потрясающие результаты («Аякс», сборная Голландии, частично «Барселона») – где-то проваливалось («Кельн», «Байер»). Хаппель в этом плане представляется более гибким и универсальным специалистом. Австриец отличался тем, что в кратчайшие сроки ставил игру команды, мобилизуя возможности каждого из имеющихся в наличии футболистов. Это имя стало синонимом быстрого успеха. Судите сами: за свою 30-летнюю тренерскую карьеру он выиграл 18 титулов. В современном футболе мне знаком только один такой тренер. Его зовут Фабио Капелло. Однако Хаппеля выгодно отличало то, что в противоположность итальянцу, он тренировал команды, в общем-то, не первого европейского эшелона. Эту мысль до абсолюта доводит Вим ван Ханегем: «Он самый лучший. Он добивался успехов во всех клубах. Чемпионство, Кубки Европы или участие в финала - невероятно. По меньшей мере, в семи клубах. Но посмотрим далее. Михелс также очень хороший тренер. Ну а кроме «Аякса» и «Барселоны»? Что вы думаете о Кельне и Леверкузене? Ведь оттуда он был уволен. Хаппель поехал в Гаагу, собрал всех сильных игроков и играл в первой тройке. В Брюгге он выигрывал приз за призом. В Гамбурге повторялось тоже самое. Он умел подбирать игроков для реализации своих планов. Только в Севилье это не прошло. Он провалился там». А теперь сравните с высказыванием Рууда Гуллита о Фабио Капелло: «Он достаточно угрюмый человек. Но он знает, чего хочет. Ты должен принять это или у тебя будут проблемы. Куда бы он ни пришел, он знал, что делать для побед и добивался их». Далее, у Ринуса Михелса был Йохан Кройф, его величайшее Благо и величайшее Проклятие. Многие утверждают, что наличие этой суперзвезды обеспечило 50% тренерского успеха легендарного голландца. Например, активным проводником данной идеи в голландской историографии выступал Тис Либрехтс, сам обязанный «Летучему» чемпионскими лаврами с «Фейеноордом» в 1984 году. Справедливости ради, отметим также начало тренерской карьеры голландца в «Барселоне». Первые два года не принесли триумфа архитектору "тотального футбола". Дела наладились только в сезоне 1973-74, когда на «Кам Ноу» появился феномен из Амстердама. «Эль Сальвадор» обыграл со своим новым клубом мадридский «Реал» со счетом 0:5 и сделал «Барсу» (а заодно и Михелса) чемпионом Испании. Сам Генерал на попытки объяснить свой успех исключительно гением Кройфа жутко обижался и, в принципе, по праву: ведь свой главный трофей, Евро-88, он выиграет уже без Йохана. У Хаппеля такого игрока «знаменосца» и близко не было, что, конечно, увеличивало возможность диверсифицировать игру команды, но значительно снижало общее эстетическое впечатление. Их поведение вне поля также значительно отличалось. Михелс был верным и примерным семьянином, в то время как Хаппель слыл отъявленным ловеласом. Даже игры они любили разные: бывший защитник «Рапида» баловался картами, а бывший нападающий «Аякса» увлекался шахматами.
Бессмысленно задаваться вопросом, кто из двух тренеров был лучше. Это бессмысленный разговор, который не приведет ни к чему. Строго говоря, "не за тем взялся за перо". Тем более, что у каждой точки зрения найдутся свои адепты, которые подгонят под собственное мнение стройную аргументацию. Болельщики «Фейеноорда» и сторонники Хаппеля здраво заметят, что именно Эрнсту Нидерланды обязаны первым клубным триумфом на европейском уровне и припомнят сезон 1970/71, когда на Олимпийском стадионе в «золотом» матче сезона отобранные части Генерала были биты дружиной Хаппеля со счетом 1:3, а на самого амстердамского полководца после третьего пропущенного гола было просто больно смотреть. Поклонники же Михелса резонно ответят, что именно Ринус вывел «Аякс» из подвалов голландского чемпионата в лидеры европейского футбола в то время, как Хаппель пришел в «Фейеноорд» в уже на сложившийся игровой базис и дополнят, что именно Ринус принес сборной Нидерландов первую и пока единственную серьезную награду в 88 году, тогда как Эрнст так ничего и не выиграл на уровне сборных. Каждый велик по-своему. На этом и порешили.


Продолжение