Фаас Вилкес


 
Этот культ умрет, лишь когда звезды расположатся в нужном порядке, а его жрецы поднимут из склепа великого Ктулху и возродят его законы. Это время будет легко узнать, ведь все человечество уподобится Властителям Древности....
....Земля запылает в яростном огне экстаза и свободы. И если мы будем строго следовать ритуалу, то оживим память о древних обычаях, поможем сбыться пророчеству и вернем на землю наших богов.
Говард ЛАВКРАФТ, "Зов Ктулху".

Серваас (Фаас) "Дриблинг" Вилкес
Дата рождения: 13 октября 1923
Место рождения:
Роттердам
Дата смерти:
15 августа 2006 года
Позиция на поле:
нападающий
Игр за сборную:
38
Мячей за сборную:
35
Дебют в сборной: 10 марта 1946 года (Голландия - Люксембург)
Последний матч за сборную: 14 мая 1961(Голландия - ГДР)
Клубы:
«Ксеркс» (1940-1948, 1962-1964), «Интер» (1949-1953),
«Торино» (1953-1954), «Валенсия» (1953-1955), «VVV » (1955-1958),
«Леванте» (1958-1959), «Fortuna '54» (1959-1961).

15 августа 2006 года скончался великий голландский спортсмен, чье имя, родись он на двадцать лет позже, наверняка бы стояло в одном списке с именами Кройфа, Ренсенбринка, Неескенса и ван Ханегема... Его смерть прошла незаметно и как-то безболезненно для большинства жителей королевства Нидерландов. Лишь в газете "Де Телеграф", в своеобразной колонке Memento Mori появился небольшой, вполне даже скромный, снисходительно-ностальгический некролог. Что ж, история любит героев. Простите уж за банальность... Да и народ, наверное, тоже. Видать, это главное свойство людской памяти: откладывать только избранное, или, как зачастую бывает, то, что они, за неимением глубокого знания и даже полузнания прошлого, склонны считать таковым. И так было всегда... Пользуясь терминологией Карла Ясперса, знаменитый "тотальный футбол", ознаменовавшийся построением принципиально новой концептуальной модели отношений игроков на поле, можно назвать "осевым временем" в истории спорта №1 в Нидерландах. Память о тех, кто ковал спортивное золото для страны, священна, ибо подвиги их бессмертны, решения судьбоносны, деяния заслуживают того, чтобы быть увековеченными в какой-нибудь многотомной футбольной энциклопедии. Но что же сделать с героями эпохи, предшествующей "тотальному футбола"; героями, если угодно, "прометеевской эпохи"? Выкинуть на свалку Забвения? А вот не получается. С немым укором в глазах взирают на нас, как будто из апокалипсической тьмы, эти оттесненные на периферию реального бытия, в полусумрак истории, исполины прошлого: Абе Ленстра, Кеес Рийверс и в первую очередь - он, предтеча Йохана Кройфа, которого сам Великий и Ужасный считал своим кумиром, пионер профессионального футбола в Голландии Серваас (Фаас) Вилкес... Игрок с несравнимой обработкой мяча и со способностью отдавать изумительные передачи в любых положениях и из-под любого защитника, он к тому же был удостоен говорящего прозвища - "джентльмен, играющий в футбол". Таким образом коллеги отмечали его человеческие качества: честность, благородство и великодушие. Эдакий аристократ тела и духа. Мало кто в то время мог сравниться с ним в искусстве владения мячом или скорости. В этом отношении Вилкес на несколько порядков превосходил и Абе Ленстру и Кика Смита. "Играющего в футбол джентльмена" считают одним из лучших и изящных голландских футболистов той эпохи. Своё признание он получил за быстрые прорывы и чистые сольные проходы, которые неизменно заканчивались точным попаданием в цель.
Фаас, этот праотец и священоносец голландского футбола, родился 13 октября 1923 в городе легендарного Эразма. Славный голландский град Роттердам за более чем девятьсот лет своей истории воспитал немало достойных сынов и дочерей. И очень ошибается тот, кто полагает, что своему культурному достоянию Нидерланды всецело обязаны лишь Амстердаму. Ничуть не бывало. Взять хотя бы двадцатый век: Теодора Пети, Анна Бламан, Корри ван Корп, Виллем де Куннинг, Мартен Тундер. Поэты и писатели, актрисы и танцовщицы, чья жизнь пришлась на очень тяжелое время в истории страны и города. И Вилкеса, такого же "сына больного века", можно с полным правом включить в доблестную когорту выдающихся роттердамцев. Наверное, он пережил две по-настоящему больших трагедии. Первая - чисто спортивная, когда в период с 1949-го по 1955 год он, по причине своего профессионального статуса, был отлучен от выступлений за национальную сборную, сплошь состоящую из любителей. А ведь это было лучше время в его карьере. Ну и вторая, конечно, несопоставимая - трагедия человека и гражданина, когда ему, подобно князю Андрею, пришлось воочию увидеть всю грязь и мерзость войны: его родной город, любимый Роттердам, лежал в руинах после беспрецедентных по жестокости бомбардировок Люфтваффе... Мы не знаем, как встретил эти события Фаас, ибо лукавая Клио предпочитает хранить на сей счет молчание. Зато мы достоверно знаем,что Фааса сызмальства приучали к труду: юный Вилкес на пару со своим братом помогал отцу и дяде в их транспортной компании. Фактически они просто работали грузчиками с зарплатой около шести гульденов. В перерывах между рабочей и учебной занятостью приходилось отыскивать время для все более захватывающей его страсти - Футболу. "Через тернии к звездам" - это в аккурат про Фааса. Первым его клубом был «Xerxes». Данная роттердамская команда интересна тем, что во времена 70-х многие голландские футбольные звезды, вроде ван Ханегема, шлифовали в ней собственное мастерство. Коллектив, получивший название в честь одного персидского царька, самоуверенно пообещавшего высечь море, существует и до сих пор, однако, как изволил выразиться главный футбольный "роттердамовед" России, обретается в какой-то "дыре". 14 апреля 1941–го года состоялся дебют Вилкеса за "Ксеркс". В присутствии семнадцати (!) болельщиков, почтивших вниманием встречу своей команды с CVV, клуб Фааса без труда разобрался с соперником, забив шесть безответных мячей. Это было рождение новой Легенды. По всей видимости, 9 лет пребывания нападающего в стане скромного голландского клуба следует считать наиболее темной и плохо исследуемой страницей в биографии нашего героя. Безусловно, здесь стоит сделать скидку как на реалии военного времени, с одной стороны, так и на последующую за ними эпоху хаоса и неразберихи в нидерландском футболе - с другой. Не имея базы для каких-либо доказательных утверждений о событиях тех лет, мы сосредоточим наше внимание на национальной сборной Голландии, куда голеадор из "Ксеркса" был приглашен в преддверии товарищеского матча с соседями - футболистами команды Люксембурга. Игра состоялась 10 марта 1946 года и завершилась убедительной победой "оранжевых" - 6:2, а 23-летний Вилкес сделал покер. В следующей своей игре за сборную Фаас отметился хет-триком, но в плане эффекта это его достижение превзошло предыдущее, ведь игроки Нидерландов со счетом 6-3 "линчевали" главных супостатов - бельгийцев, коих жители голландского королевства издавна считали "дьяволами во плоти". Необходимо заметить, что в те годы национальная команда Страны тюльпановв основном проводила товарищеские матчи, и чаще всего в качестве ее соперников по таким играм выступали сборные соседних стран, откровенно говоря, звезд с неба не хватавшие. Уверенные победы "оранжевых" могли сбить с толку простого обывателя, но человека искушенного, которого никак нельзя было заподозрить в искажении или игнорировании логики реальных процессов, происходящих в голландском футболе, было не так-то просто ввести в заблуждение касательно истинных сил "orange team". Несомненно, помимо Фааса, за сборную выступало несколько талантливых и индивидуально очень сильных игроков: Смит, Рийверс, чуть позже присоединившийся к ним Ленстра, однако повсеместно распространенное в Нидерландах любительство препятствовало их профессиональному росту, а потому общекомандные действия в целом носили оттенок некоторой футбольной пигметации. Если "тотальный футбол" вошел в историю, как высшая форма организованной анархии на поле, то к тому, что происходило в нидерландской сборной ранее, подходило название хаос. Играли голландцы, как Бог на душу положит, абы как и на авось. В матчах с бельгийскими и люксембургскими "карликами" это еще срабатывало - во встречах с соперниками посерьезнее не проходило. Любительство шло за голландским футболом по пятам, как "нелюбимая, но верная жена". В конечном счете, это, вкупе с непониманием своей роли в европейской игровой культуре, вернее - постоянным ее преувеличением, сыграло с нидерландцами злую шутку. 27 ноября 1946 стало днем национального позора Голландии. В местечке Худдерсфилд "оранжевая" рать разгромно уступила английской сборной, в те годы неофициально считавшейся самой сильной на континенте. 8:2 - это была катастрофа! Вилкес принял участие в той злополучной встрече и был потрясен мастерством британских футболистов. Безусловно, причины бестолковой и невнятной игры голландцев следовало объяснять действиями ( ежели слово действия здесь вообще уместно употребить, речь в данном случае скорее идет о преступном бездействии) национального Футбольного Союза, в самом нежелании которого перенимать прогрессивный зарубежный опыт было что-то шизофреническое. Заложником такого вот, алогичного по методам и пещерного по духу подхода голландских функционеров стал Фаас. Ему самому становилось все труднее разрываться между работой и футболом. Вилкес хотел заниматься любимым делом и получать за это приличные деньги, как его коллеги из Италии, Франции и Великобритании. На этой почве у него даже случился затяжной конфликт с главой семейства, видевшего в старшем сыне наследника семейного бизнеса и считавшего увлечение отпрыска забавой, недостойной серьезного человека. Фаас не обладал особыми личными способностями, ловкостью, сноровкой и специальными практическими знаниями в области коммерции, а ламентации типа "папа, я хочу играть в футбол" больше не принимались. Что делать? "Герой тот, кто восстает против власти отца, и дважды герой тот, кто одерживает при этом победу", - утверждал на страницах своего "Дневника гения" испанский сюрреалист Сальвадор Дали. Руководствуясь такими нехитрыми соображениями, "джентльмена, играющего в футбол" без колебаний следует признать героем в квадрате. В 1948 году голландская сборная совершает зарубежное турне, по ходу которого "оранжевые" проводят товарищеские встречи с северными командами Европы. Во время этого турне Вилкес был замечен скаутами "Charlton Athletic" и даже едва не подписал контракт с данным клубом. По слухам, Фаас дал предварительное устное согласие, но в последний момент сделка сорвалась. Имелась ли между футболистом и командой и впрямь какая-то договоренность, - ответить крайне затруднительно, не вдаваясь в область малодостоверных, а потому опасных догадок. Год спустя, в 1949-ом, Фаас Вилкес получат приглашение из Италии. Бойскаут из Милана сообщил форварду, что руководство хочет поговорить с ним. Далее все принимает довольно интересный, едва ли не детективный оборот, с лихо закрученной интригой. Как утверждают нидерландские источники, главная проблема заключалась в том, что Вилкес знал только голландский. К сожалению или к счастью, но в Милане не нашлось профессионального переводчика, а посему их разговор переводил хозяин небольшого ресторанчика, который был голландцем и неплохо знал итальянский. Вилкес, вежливый и спокойный, моментально понравился директорам Милана, и контракт вскоре был заключен, надо признать, к взаимному удовлетворению сторон. Таким образом, Фаас стал всего лишь третьим голландцем, после Бепа Бахуса и Герита Врикена, уехавшим за границу. Интересно, что хозяин ресторана, переводчик, сопровождал Вилкеса в течение первого полугода в Милане. Сейчас, по прошествии стольких лет, подобные примеры взаимоотношений футболиста с его работодателем кажутся нереальными и абсурдными, но полвека назад они считались в порядке вещей. Помимо чисто спортивного интереса, руководство "Интернационале" проявляло интерес к персоне голландца и по некоторым идеологическим соображениям. Дело в том, что в Италии в то время была мода на рослых нападающих с Севера. Так, в "Милане" погоду делало шведское трио "Греноли", а самый знаменитый из его участников Гуннар Нордаль несколько раз удостаивался лавров лучшего бомбардира итальянского чемпионата. По всей видимости, власть предержащие в "нерадзурри", пригласив Фааса, решили сделать ответный "ход конем". Что же касается Вилкеса, то он, подписав контракт с "Интером", заодно и подписал себе приговор в национальной команде Голландии, порог которой футболист-профессионал безуспешно обивал шесть долгих лет. Отсеченный от сборной "аки уд гангренный", Серваас по полной отрывался в играх за свой новый клуб.Он провел за "Интер" 106 матчей, в которых отметился 47 пораженными целями. При этом необходимо четко понимать специфику роли Вилкеса на поле.Несмотря на то, что Фаас, научившись умело использовать свои внушительные антропометрические данные (рост под метр девяносто и "боевой вес" порядка 80-ти килограммов), очень неплохо смотрелся в силовой борьбе и обладал уникальной способностью материализоваться в чужой штрафной в нужное время и в нужном месте, он никогда не был типичным бомбардиром, страйкером в тесном смысле этого английского слова. Голландец предпочитал атаковать из глубины, владея виртуозной техникой, прекрасной дистанционной скоростью и талантом распасовщика. Одним словом - мастер на все руки. Или ноги, как уж кому будет угодно. Обращаясь к реалиям сегодняшнего дня, его можно было бы назвать скорее Клюйвертом, нежели чем ван Нистелроем. Такой вот бледнолицый Клюйверт 60-х. В "Интере" Вилкес, по началу казавшийся итальянцам неким загадочным сфинксом, со временем стал любимчиком публики. Он обворожил зрителей арены "Сан Сиро", этой футбольной "Ла Скалы", своим умопомрачительным дриблингом, своей элегантностью на поле, своей знаменитой улыбкой в конце концов. В нем и впрямь было что-то джентльменское. Едва уловимое, но неизменное во всем его облике. Особенно сходила по Фаасу с ума женская полвина торсиды "черно-синих", в прямом смысле влюбившаяся в высокого и статного легионера из Нидерландов. Стоит сказать, что в Италии его не забыли. Фотография Вилкеса до сих пор украшает стадион "Сан Сиро", а в 1995 году в Милане в честь него была названа одна из улиц города... В 1952 году голландский нападающий совершает переход в другой знатный итальянский клуб - "Торино". Он провел за "торинези" лишь один сезон, да и то большую его часть лечился, а не играл. Причина - перенесенная операция на колене, после которой мастер на некоторое время не то что не мог тренироваться, но даже передвигался при помощи костылей. Он уже давно подумывал о том, чтобы сменить жесткий и довольно контактный итальянский чемпионат, и вот, в 1953-ем, к этому представилась замечательная возможность: руководство "Валенсии" сделало Фаасу, отважному голландскому конквистадору от футбола, такое предложение, от которого тот не смог отказаться. В своей новой команде Вилкес получил очень короткое, но весьма соответствующее ему прозвище - "Дриблинг". Похвала из уст испанцев, одной из самых техничных наций Европы, столько высоко оценивших недюжинный талант "варяга", значила и в самом деле немало. Это был звёздный час нидерландского маэстро! Вилкес собирал полный стадион болельщиков, которые не уставали скандировать его имя на протяжении всех 90 минут матча. Он неизменно выходил в стартовом составе "летучих мышей", выполнял огромный объем созидательной работы и забивал голы-шедевры на любой вкус. Как и сегодня, "Валенсия" в те годы считалась третьей командой Испании, после "Реала" и "Барселоны". В составе двух грандов играли грозные нападающие: Ференц Пушкаш и Альфредо Ди Стефано за "сливочных" и Ладислао Кубала за гранатово-синих. На их фоне "джентльмен" из Страны тюльпанов ничуть не терялся. Свой дебютный сезон голландец провел так ярко, что был признан лучшим футболистом чемпионата Испании. Всего в высшем первенстве страны он сыграл 62 матча, в которых забил 38 голов.К сожалению, валенсийская часть его карьеры была омрачена нескончаемой чередой травм. Постоянные проблемы со здоровьем в конечном счете вынудили игрока вернуться на родину ("пусть кричат уродина, а она нам нравится, спящая красавица"). Красавица-то и в действительности была спящей. Заслугу Вилкеса и ему подобных вижу в том, что в их силах оказалось возможным её растормошить. Настолько, насколько тогда позволяла им ситуация. Впрочем, довольно лирики. Несмотря на весь свой внешний аристократический лоск Фаас не был чужд меркантильным соображениям. Он выбрал VVV из Венло только потому, что клуб обещал ему платить 50 000 гульденов в год. В это же время (а на дворе шел 1955) приходится возвращение Фааса в национальную команду Голландии. В присутствии шестидесяти тысяч зрителей на "Олимпийском" стадионе в Амстердаме "оранжевые" сыграли вничью с датчанами - 1:1. Вилкес, порядком истосковавшийся по сборной, голом хоть и не отметился, но в целом провел очень сильный матч. Единственный мяч в составе Nederlands Elftal записал на свой счет Абе Ленстра. Кстати, насчет Ленстры. В те годы команда играла с ярко выраженным "двойным центром" в атаке. Ударный тандем форвардов составляли Вилкес и Ленстра, неразлучная парочка "технарей" и первоклассных дриблеров. Если в клубах Фаас не брезговал отходить в среднюю линию, то в сборной он неизменно действовал на передней линии атаки. Партнеры любили играть на Вилкеса, и он с максимальной эффективностью использовал предоставляемые шансы. Обратимся к статистике, которая, по одному расхожему выражению, знает все. В 38 матчах за "оранжевых" он забил 35 мячей, то бишь в среднем забивал 0.92 гола за игру. Не так уж и много было нападающих в истории Игры, которые могли бы похвастаться такой результативностью. 4 ноября 1959 года Серваас вышел на чистое первое место по числу проведенных мячей за сборную. Интересно, что предыдущее достижение принадлежало как раз Ленстре. Рекорд же самого Вилкеса был побит тридцатью годами позже Деннисом Бергкампом. Сейчас Вилкес твердо удерживает третью позицию в списке лучших бомбардиров в истории Нидерландов, уступая только Бергкампу и Клюйверту.
Какие причины сподвигли Фааса оставить команду с жуть каким романтическим названием VVV, в которой он провел три довольно неплохих сезона, и уехать во второй испанский дивизион, играть за "Леванте" - мы не знаем. Также нам неизвестно, почему пребывание в новом клубе получилось для Вилкеса таким непродолжительным – пойди сейчас разберись. Дабы исключить всяческие спекуляции на этот счет, необходим хотя бы самый минимальный объем фактического материала. За неимением оного ограничимся лишь упоминанием того, что за испанскую команду он провел всего-навсего один сезон, после чего, в 1959 году, подписал контракт с клубом Fortuna ‘54 из голландского городка Ситтард. Дальнейшая карьера Фааса не представляет особого интереса. Прошлое было ясно, а причины и следствия непререкаемы. Три сезона он добросовестно отыграл за "Фортуну", а затем вернулся в свою первую любовь - роттердамский "Ксеркс" (интересно, что Вилкеса приглашали и в главный клуб города – «Фейеноорд», но игрок потребовал от маасайдеров 100000 гульденов зарплаты, что в планы последних явно не входило). Маэстро к тому времени стукнуло 38. Стоит отметить, что даже в столь почтенном по футбольным меркам возрасте грозный забивала временами давал просто-таки уроки игрового мастерства молодым товарищам по команде. Принять мяч, обработать, найти изумительным пасом партнера - для него по-прежнему не составляло никакого труда. Естественно, что с возрастом никуда не делось и голевое чутье. Вилкес всегда был способен на свежие и нестандартные ходы на поле, мог на ходу сымпровизировать что-нибудь необычное. Секрет же футбольного долголетия заключался в том, что "джентльмен" постоянно поддерживал себя в отличной спортивной форме, соблюдал режим и очень серьезно относился к тренировкам. Эдакий, ежели не возражаете, Стэнли Мэтьюз голландского футбола. И еще: Фаас оставался очень жизнерадостным человеком. У него было прекрасное чувство юмора, а знаменитая, чуть ли не гагаринская улыбка придавала ему неповторимый шарм. Йохан Кройф, всегда относившийся к Легенде с пиететом, увидев своего кумира живьем, назвал его Джокондой «Ксеркса». Мощное сравнение, надо признать. Свой последний матч маэстро провел, когда ему исполнилось 40. Произошло данное примечательное событие 26 мая 1964 года. Игра простилась с мистагогом Прекрасного, всесильным чародеем нидерландского футбола, бесстрашным "оранжевым" конквистадором в "панцире железном"... Страна уже была беременна "тотальным футболом" - солнце Йохана Кройфа уже собиралось всходить над голландским горизонтом...
По преданию, Зороастр, один из учеников Леонардо, с детства мечтал парить над землей как птица. Однажды его мечта сбылась. Приставив к рукам сконструированные учителем крылья, он шагнул с края обрыва, будто бросаясь в пучину моря. Конечно, его полет был обречен на неудачу, но, проваливаясь в пустоту и тщетно силясь удержать крылья в вертикальном положении, он, наверное, испытывал щемящий душу восторг. Восторг от того, что впервые в жизни так близко видел Солнце... В истории голландского футбола подобным Зороастром был Вилкес. Он не играл ни на чемпионате Мира, ни на чемпионате Европы. Он не побеждал в Кубке чемпионов. Но именно он стал первым мастером кожаного мяча из Нидерландов, покорившим сердца заграничной публики и на собственном примере доказавшим, что для игры миллионов не может существовать никаких национальных перегородок...
И все-таки иногда боги сходят на землю...

Антон Быков, aka Autor, в соавторстве с VAL'ом (Valerie Adelaar).
"Оранжевый НЕ ФОРМАТ".
2/03/2007.

------------------------------------------------