Щаак Сварт


Тот страждет высшей мукой,
Кто радостные помнит времена
В несчастии.

Данте Алигьери.

Щаак «Мистер Аякс» Сварт
Дата рождения:
3 июля 1938 года
Место рождения: Амстердам
Позиция на поле: нападающий
Игр за сборную: 31
Мячей за сборную: 10
Дебют за сборную: 26 июня 1960 года (Мексика - Голландия)
Последний матч за сборную: 30 августа 1972 года (Чехословакия - Голландия)
Клубы: «Аякс Амстердам» (1956-1973)
Титулы и награды:
Чемпионат Голландии (1957, 1960, 1966, 1967, 1968, 1970, 1972, 1973)
Кубок Голландии (1961, 1967, 1970, 1971, 1972, 1973)
Кубок европейских чемпионов (1971, 1972, 1973)
Европейский Суперкубок (1973)
Межконтинентальный Кубок (1972)
Кубок Интертото (1962)
Рекордсмен «Аякса» по числу сыгранных матчей (463 игры).

«Слишком ранние предтечи слишком медленной весны».

Их карьера прошла на те годы, когда над Миром уже брезжила заря «тотального футбола». Зачинателю, по меткому слову Вячеслава Иванова, не дано быть завершителем, и предтеча должен умаляться. Но вот право - должен ли? И на каком основании можем мы умалять тех первых подснежников той самой бурной голландской футбольной весны, чьи странные, почти мистические веяния оглушительными раскатами грома пронесутся над изумленным человечеством в 74-ом году: Яна Клаасенса, Куна Мулейна и конечно же его – «рожденной хаосом звезды, движущейся в ритмической пляске», легендарного «Мистера Аякса» Щаака Сварта? Вопрос неразрешимый и в неразрешимости своей трагичный…

Сварт родился 3 июля 1938 года в Амстердаме. Ему был год, когда началась Вторая Мировая; два – когда Голландия была окончательно зажата в тиски фашистского порабощения, семь – когда отгремели последние залпы войны. Конечно, нацистский сапог не жалел никого, но Щааку (первое имя Исайя) уже в детстве пришлось узнать страшное, словно выжженное каленым железом слово – Холокост.  Трагедия целого народа не прошла для него мимо. Сварт: "У моего отца было семь братьев. Все братья, его сестра, его отец и мать были вывезены".  Отец будущего футболиста был евреем, а потому события тех лет навсегда останутся для Щаака обнаженной раной на сердце, память о которых священна… Футбол возвращал к жизни, и Сварт, подобно большинству своих сверстников. не был исключением. Играть приходилось порой в чудовищных условиях, но в каком-то смысле именно обстановка крайней стесненности стала камнем, на котором выросли лучшие качества «аяксида» - целеустремленность, дисциплинированность, бойцовские качества и характер победителя.  С детства он буквально впитал дух "Аякса". Отец Сварта продавал сувениры на «Де Меере», а его дед торговал сельдью на рынке Даппер и ездил с командой на игры в еврокубках... 1956 год стал своеобразном водоразделом в жизни амстердамца. В этот год он связал свою судьбу с «Аяксом». Связал, как оказалось в последствии, на всю жизнь. Было до, и было после. Сварт: «Мой отец был большим поклонником «Аякса» почти с момента его основания, и он часто возил меня на «Аякс» на велосипеде. Поэтому мне не трудно было сказать «да».

Он взрослел и мужал вместе с «Аяксом». Первые годы профессионализма, первые неудачи и первые крупные успехи – целая эпоха в истории Клуба прошла перед глазами этого человека. Дебют 18-летнего Сварта в составе «Аякса» состоялся 16 августа 1956 года в матче против клуба с довольно экзотичным названием - "Стормфогелс". Команду из столицы Королевства тренировал Карл Хуменбергер, а одним из партнеров юноши по атаке в тот вечер был… Ринус Михелс. И кто, спрашивается, мог подумать тогда, что пройдут годы, и амстердамский футбольный ветер будет раздувать паруса европейской каравеллы, а сам Щаак уйдет из Игры покорителем чуть ли не всех возможных трофеев?! Воистину: «Пусти серп твой и пожни, потому что пришло время жатвы». Впрочем, тогда, полвека назад, оно еще не пришло. Оно еще было на подходе. Тот «Аякс» окутан ностальгическим и даже романтическим флером. Отчасти это правильно, но к заранее составленному утверждению следует прибавить маленькую ремарку: «амстердамское футбольное чудо» рождалось в неимоверных муках, и кто знает: не представься на месте «повивальной бабки» Ринус Михелс, карьера героя данного очерка прошла бы бесследно для простого обывателя. Голландия в те годы находилась на задворках футбольной Европы, а «Аякс», хоть и заслуженно ходил в первых парнях на деревне, время от времени демонстрировал все признаки игровой каталепсии. Наставники менялись на амстердамском троне, как актеры на подмостках (о текучке кадров может свидетельствовать тот факт, что за 10 лет с командой поработало 6 специалистов), в клуб приходило множество совершенно случайных людей, что просто не могло не сказываться на результатах. Сезон 1964/65 стал самой низшей точкой падения. 13 место в чемпионате Голландии – это была самая звонкая пощечина амстердамскому вкусу в истории! Вполне логично, что по итогам сезона, ставшего сущей профанацией над чувствами болельщиков «Аякса», очередной рулевой команды Вик Бэкингэм был ненавязчиво попрошен на все четыре стороны, а место незадачливого англичанина занял свой парень в доску – Ринус Михелс. Для «Генерала», которому в недалеком будущем предстоит устроить «бурю и натиск по-амстердамски», в первую очередь необходимо было выбрать тех футболистов, на которых можно было опереться в работе. Щаак для этой роли подходил как нельзя лучше. Дебют старины Михелса на посту главного тренера команда отметила впечатляющей победой над «Маастрихтом» - 9:3, а правый крайний амстердамцев Сварт забил пять мячей в том матче! Это казалось тем более невероятно, что за весть сезон у игрока в итоге набралось 10 голов. И вот, всего за одну игру, Щааку удалось выполнить бомбардирскую норму ровно на половину! Надо сказать, что голландец, к задачам которого все же более относилось скорее снабжать мячом партнеров, всегда забивал очень много. Уже следующий сезон станет лучшим в плане «скорострельности»: Сварт отметится 23 точными выстрелами. Подобный парадокс находит свое объяснение в фантастической технике игрока. Выступая на классической голландской позиции крайнего форварда, он сочетал в игре отличный дриблинг, высокие интеллектуальные качества и культуру паса. Ворваться в штрафную с мячом, разобраться с двумя-тремя соперниками и нанести точный, «бильярдный» удар – для него никогда не составляло предмета трудности. И конечно же, нельзя упомянуть феноменальную скорость Щаака, этого грозного оружия в ногах нидерландского мастера, которым он умело пользовался на протяжении всей своей карьеры. С подобной точки зрения Сварта, бесспорно, следует признать в определенном смысле футбольным пращуром другого знаменитого «аяксида» - Марка Овермарса, действовавшего на той же «классической» позиции. Щаак никогда не был футбольным паяцем, a la Криштиано Рональдо или даже Роберт Ренсенбринк. На поле голландец стремился к простоте, избегая излишней театральности и аффектации. Его рациональный и одновременно элегантный стиль игры прекрасно вписывался в общую модель «Аякса», который в то время начинает все более явственно утверждаться в качестве гегемона голландского футбола. Трижды подряд, в сезонах 1965/1966 по 1967/1968, команда добивалась победы в Эре; в 1967 и 1970 годах становилась триумфатором Кубка страны. К тому времени в Амстердаме уже практически сформировался костяк коллектива, который через несколько лет покорит Европу: югославский универсал Велибор Васович, ставший, кстати, первым иностранцем в клубе; «коллега» Сварта по амплуа Пит Кейзер; в будущем самый известный бородатый футбольный социалист из Страны тюльпанов, а в те годы еще не обремененный густой растительностью на лице Барри Хулсхоф и, наконец, «человек из Апокалипсиса» - Йохан «Первый» Кройф. Последнего Щаак, между прочим, сразу же взял под «шефство». Йохану, с его невыдержанностью и импульсивностью, был нужен именно такой «гуру» - мудрый, уравновешенный и хладнокровный. В спортивном плане преувеличивать влияние Сварта на Кройфа не стоит – тем более, что оно, наверное, и не было таким заметным, но с точки зрения развития Кройфа как личности и вообще освоения нападающего в «Аяксе» преуменьшать его также не представляется позволительным. В ту пору игра «бело-красных» уже содержала некоторые элементы футбола, которые, будучи впоследствии кристаллизованными Михелсом и Ковачом, превратят средненький клуб в команду топ-уровня. Отличный зонный прессинг, быстрые перемещения мяча по всему периметру поля, постоянная аритмия – вот те дрожжи, что, претворившись в «аяксовской крови», дали миру «тотальный футбол». Безусловно, такая манера игры немыслима без максимально возможного использования флангов. В этой связи на таких исполнителей, как Сварт и Кейзер, ложилась двойная ответственность: они не только должны были создавать остроту, как можно шире растягивая оборону противника, но и при необходимости отходить на свою половину поля, чтобы продуктивно помогать собственным защитникам, иногда не успевавшим вернуться вовремя. Ну и естественно – скорость обоих позволяла в считанные секунды разогнать амстердамскую контратаку. И тот, и другой справлялись со своими обязанностями на пятерку с плюсом. Атакующий трезубец «Аякса» Сварт – Кройф – Кейзер был лучшим не только в Нидерландах, но и, может быть, во всей Европе. Кстати, что касается Старушки Европы…

На стыке 60-х и 70-х «Аякс» чрезвычайно успешно вел «боевые действия» на международной арене. Начало было положено в сезоне 1968-1969, когда амстердамцы впервые дошли до финала Кубка чемпионов. «Милан» оказался не по зубам, но почин все же был сделан. Сварт мог смело занести ту еврокубковую кампании в свой актив: крайний форвард сыграл 10 матчей, в которых забил три мяча. В следующем сезоне в Кубке чемпионов пришлось «отдуваться» «Фейеноорду» - амстердамцы же довольствовались Кубком УЕФА. Команда дошла до полуфинала, где уступила лондонскому «Арсеналу». Тот европейский сезон стал, вероятно, лучшим в карьере Щаака. Голландец буквально разрезал оборону соперников своими фланговыми проходами и тонкими, проникающими передачами. А хлесткие удары «аяксида», которые он не стеснялся наносить с любой позиции, были подобны индейскому яду кураре. Сварт провел 10 игр, отличившись шесть раз, в том числе в матчах с такими командами, как «Наполи» и «Ганновер». В сезонах 1970/71, когда в финале был повержен «Панатинаикос», и 1971/72, когда в главном матче турнира выкинула белый флаг «интеристская» крепость «каттеначо», «Аякс» заслуженно становился лучшей клубной командой континента. Щаак в завоевании обоих этих трофеев (а в особенности - второго) внес внушительный вклад. Ведь именно его гол в первом полуфинальном матче с «Бенфикой», забитый, что нетипично для этого футболиста, головой на 88 минуте, принес Амстердаму общую победу в противостоянии и подарил команде Штефана Ковача путевку в финал. Все остальное было делом техники: «Аякс» в истинно голландском стиле, красиво и не напрягаясь, демонтировал миланский «Интернационале». Сварт провел весь матч, не уставая плести златотканое амстердамское футбольное кружево. С ума сойти: и откуда у этого, уже немолодого тридцатитрехлетнего человека бралось столько прыти? К тому времени он уже был ветераном команды, и его заряд передавался молодым бойцам в красно-белых майках. Необходимо упомянуть, что Щаак никогда не был капитаном клуба. Эти обязанности в «Аяксе» исполнял Васович, в отсутствии югослава – Кейзер. Но Сварт пользовался в команде огромнейшим авторитетом – в раздевалке к его мнению прислушивались абсолютно все: от мала до велика. Что до болельщиков, то они футболиста не любили – они его боготворили! По силе это чувство не уступало, а может даже и превосходили фанатскую любовь к Йохану Кройфу. Воистину, фаны любили их обоих, но разной любовью. Кройф, конечно, завораживал тем, что делал на поле, но в нем, в самой его хрупкости и легкости, было что-то нездешнее, призрачное и эфемерное. В Сварте же напротив чувствовалась какая-то твердость и основательность. Взращенный «Аяксом», как братья Ромул и Рем капитолийской волчицей, Щаак прошел с командой «через тернии к звездам» и, войдя в чертоги славы, не стал небожителем, а предпочел остаться простым человеком из плоти и крови. «Плоть от плоти нашей, костей от костей наших», - мог бы сказать любой амстердамец и был бы тысячу раз прав. «Мистер Аякс» - это только про него. Второго такого нет и не будет. Для болельщиков столичного гранда он был тем же, что для болельщиков «Фейеноорда» был Кун Мулейн; тем же, что для поклонников ПСВ чуть позже станет Вили ван дер Куйлен, прозванный, видимо, по аналогии «Мистером ПСВ»; тем же, что для фанатов «Милана», «Реала» и «Манчестер Юнайтед» сейчас - Мальдини, Рауль, Скоулз. Живой символ клуба, икона.

Говорить о том, что карьера Сварта в сборной прошла впустую - как-то неуважительно перед его сединами, но и сказать, что амстердамский правый крайний добился с национальной командой каких-то весомых успехов, значит - погрешить против исторической достоверности. Беда Щаака, как, впрочем, и многих его небесталанных одногодок, заключалась в том, что пик его формы пришелся на то время, когда Nederlands Elftal безнадежно плелась в замыкающих вагонах европейского футбольного локомотива. Сварт дебютировал в составе «оранжевых» 26 июня 1960 года в матче против Мексики. Тренировал команду в те допотопные времена Элек Швартц. Уже через две недели в игре против «близкородственного» Суринама «аяксид» забил свой первый гол за сборную, а матч в итоге закончился победой Нидерландов – 3:4. Статистические выкладки нападающего по национальной команде таковы: 31 игра и 10 забитых мячей. Неплохо. Это ваш покорный слуга про то, что фигура Щаака в нидерландской сборной разных созывов всегда была достаточно заметной. Впрочем, когда в товарищах согласья нет… Согласия игрового у голландцев не было точно. Да и тактическая дисциплина хромала, что, в общем, и неудивительно. «Оранжевые» играли настолько отвратно, что не смогли попасть на Кубок Мира 70 года. Это даже несмотря на то, что в сборной уже вовсю «зажигали» Кройф, Ренсенбринк, ван Ханегем, Янсен и Израэль. Однако квалификация была провалена: свою главную игру против Болгарии голландцы проиграли. Точности ради надо отметить, что самого Щаака к тому моменту в команде уже не было. Как знать, может быть, именно его отсутствие помешало Нидерландам пробиться в финальную стадию мундиаля. А дело было так. 4 сентября 1968 года он сыграл матч против старых добрых знакомых – люксембуржцев, после чего выпал из состава команды почти на четыре года. Пропал, как многим тогда казалось, без вести. Игрок сосредоточился на выступлениях за «Аякс» и в немалой степени преуспел. Впрочем, возвращение Сварта в «оранжевую сборную» все же состоялось. 30 августа 1972-го голландцы в гостях играли товарищеский матч против чехословаков. Получивший накануне вызов в национальную команду Сварт хоть и не забил, но внес ощутимую лепту в итоговый триумф голландцев – 1:2. Это был последний матч за сборную для футболиста, которого по таланту сравнивали с Гарринчей и Метьюзом....

Карьера Сварта в «Аяксе» также потихоньку клонилась к закату. Он подумывал уйти из команды уже в 71 году, после выигрыша первого Кубка чемпионов, однако Штефан Ковач в приватной беседе смог убедить Легенду остаться. В сезоне 1972-1973 футболист в третий раз стал обладателем самого престижного клубного европейского трофея, но на этот раз, в отличие от двух предыдущих лет, его вклад в победу был, скорее, символическим, чем фактическим. Сварта все сильнее «подсаживал» молодой и талантливый Джонни Реп, выпестованный, как и он сам, знаменитой футбольной школой «Аякса». Если в сезоне 1971/72 Репа выпускали на поле в качестве замены стареющему ветерану, то годом позже ситуация полностью изменится: уже Щаак станет дожидаться собственного шанса сидя на скамейке запасных. К чести молодого «аяксида» будет сказано, что он с возложенными на него обязанностями справится на отлично. Тот незабвенный сезон 1972-1973 станет лучшим для Репа за все его годы, которые он провел в Амстердаме: крайний форвард принял участие в 24 играх чемпионата Голландии и заколотил 17 мячей... Джонни, конечно, был выдающимся игроком, но в истории клуба он займет намного более скромное место, чем Сварт. Не добавило преемнику Щаака вистов для столичных болельщиков и его пребывание, спустя некоторое время, в стане заклятого соперника – «Фейеноорда». Да оно, наверное, и правильно: не каждому ведь, в самом деле, на роду написано стать носителем титула «Мистер "Аякс»! Последний официальный матч Щаак провел 19 мая 1973 дома в игре против АЗ-67. Легендарный игрок не мог уйти в тот вечер без забитого мяча. Так оно и случилось: на 82-й минуте он преподнес свой прощальный подарок обожавшей его столичной торсиде, сделав счет 2:0 в пользу амстердамцев. Вместе со Свартом из «Аякса» уходил Штефан Ковач. В истории клуба заканчивалась целая эпоха…

Командные достижения Сварта впечатляют: восемь раз он становился чемпионом Голландии, шесть раз выигрывал Кубок страны и трижды поднимал над своей головой Кубок европейских чемпионов. Кроме того, «Мистер Аякс» удерживает ряд любопытных личных рекордов. Никто не провел в красно-белой футболке "Аякса" матчей больше Сварта. 463 – эта цифра вряд ли покорится кому-нибудь еще. Щаак со своими 175 голами является также третьим бомбардиром в истории клуба. Больше него забили только два человека – Йохан Кройф и Пит ван Реенен. Ну и на десерт нельзя не упомянуть еще одно феноменальное достижение, которое установил ненасытный до гола голландец. Сварт – самый результативный «аяксид» по части очных встреч с «Фейеноордом». На его счету 16 точных ударов в играх с роттердамскими «схизматиками». Это лучший результат в истории.

Любопытно, что и после завершения футбольной карьеры Щаак не смог окончательно разорвать связи с alma mater. Он продолжал играть в любительской секции «Аякса» и до сих пор является членом и игроком команды "oud-profs Lucky Ajax". Для тех, кто не знает – команды ветеранов клуба. 24 сентября 2005 года мост амстердамского парка был назван именем Щаака Сварта. Это всего лишь один из двенадцати мостов, названных в честь игроков «Аякса». А еще у голландца есть свой небольшой ресторанчик, который носит его имя. Он находится как раз в непосредственной близости от того места, где стоял бывший стадион «Аякса» - «Де Меер». Круг замкнулся.

Автор душевно благодарит Val ’а и А. Вашкевича за помощь в подготовке статьи.

Автор текста: Антон Быков
«Оранжевый НЕ ФОРМАТ»
4/07/2007/
………………………………………………………………………