Франк Райкаард


Дата рождения: 30 сентября 1962 года
Место рождения: Амстердам
Позиция на поле: защитник/полузащитник
Матчи за сборную: 73
Голы за сборную: 10
Первый матч за сборную: 1 сентября 1981 года против Швейцарии
Последний матч за сборную: 9 июля 1994 года против Бразилии

Что такое добро и что такое зло! Быть может, это проявления одной и той же неутолимой страсти к совершенству, которого мы пытаемся достичь любой ценой, не отвергая даже самых безумных средств, и каждая попытка заканчивается, к нашей ярости, признанием собственного бессилия. Или все-таки это вещи разные? Нет... меня куда больше устраивает единосущность..
Лотреамон, "Песни Мальдорора".

Неизвестно по какому пути пошла бы игровая эволюция темнокожего голландца, если бы он, шестнадцатилетний уроженец Амстердама, очутился не в "Аяксе" - клубе его олицетворяющем, а в ПСВ или тем паче "Фейеноорде". И не в тренировочных ли занятиях с легендарными мастерами прошлого вроде Франка Арнесена, капитана "оранжевых" на мундиале 78 Рууда Крола и чуть позже присоединившегося к ним Йохана Кройфа следует искать фундамент безупречной техники, редкостного баланса между скоростью мысли и быстротой движения.. Справедливости ради стоит отметить, что к тому времени Франк и сам умел делать довольно много. Он был по-суринамски пластичен, блестяще координирован и уже научился, что впоследствии назовут визитной карточкой футболиста, безболезненно как для себя, так и для команды осуществлять перемещения с позиции на позицию. Высокий рост делал Райкаарда практическим неуязвимым в воздухе, умение своевременно сыграть в пас и завершить комбинацию совершенным по силе и точности ударом оправдывало его местонахождение у подступов к чужой штрафной. Восторг от игры вундеркинда был полным и главное - вполне искренним. Йохан Кройф, который сразу же возьмет под свою опеку юное дарование, назовет Черного Лебедя самым талантливым игроком своего возраста, ну, за исключением, быть может, "любимчика" Марко ван Бастена, а Кеес Рийверс, под чьим руководством Франк дебютировал в составе сборной Нидерландов, изъяснился в том духе, что он, Райкаард, - наше будущего, и мы-де будем стараться всячески это сокровище оберегать. Тем сложнее, учитывая первое, в буквальном смысле, неизгладимое впечатление было понять причину последующего, затянувшегося на два сезона спада.. Но Франк, как верно подметил мой коллега с проекта orange-team, был типичным голландским футболистом: умным, быстрым, техничным, но недостаточно боевитым. И он, как романтическая и мечтательная натура, оказался чрезвычайно сильно подверженным так называемой болезни роста. Тогдашний тренер "Аякса" Ад Де Мос, устам которого принадлежит знаменитая фраза о том, что команда никогда не выиграет битвы с такими людьми, как Райкаард - позволил себе и другую, ничуть не менее любопытную реплику: "Во Франке сидит тигр, но он почему-то боится выпустить его на волю". Впрочем, как учит нас восточная мудрость: "Есть путь воина, и есть путь поэта". Здесь можно провести весьма явственные параллели с Йоханом Неескенсом, в чьей биографии я не единожды обращался к образу сильного человека и обязывающей его ответственности. Примечательно, что в борьбе и единстве противоположностей родился достаточно сильный тренерский дуэт, готовивший сборную "страны ювелиров" к "домашнему" первенству Европы 2000.
Время шло - Райкаард деградировал. Иногда он показывал прежний уровень игры, однако то были мгновенные вспышки, не имеющие ничего общего с ярким, задорным и экспрессивным футболом, свойственным голландцу времен своих первых выступлений за столичный клуб. Пресса не поскупилась на комплименты, с упорством достойного лучшего применения предъявляя вчера ещё обожествляемому, а ныне низведенного до уровня общественного поношения Франку все новые и новые обвинения. Пройдет два десятилетия и история повторится - изгоем амстердамской торсиды станет молодой и не менее перспективный Рафаэль ван дер Ваарт, которому также придется выслушать упреки в пассивности, слабохарактерности, отсутствии бойцовских качеств и прочих, латентных или выявленных проявлениях деструктивного нарциссизма. Живой иллюстрацией к проблеме "поэта, которому вечно будет неподвластно, что даже красота, отмеченная совершенством, подвластна, как и все, законам рока и также смертна" - могут выступить довольно интересные рассуждения, изложенные Карлом Юнгом в своей "Психологии бессознательного". "Его творческий гений в известном смысле восстал против него, и подобно тому как прежде он творил в мире великие организационные дела, так теперь его демон творил не менее рафинированные хитросплетения ипохондрических, иллюзорных размышлений..."
Прежнюю уверенность в собственных силах Франк обрел лишь тогда, когда в амстердамский клуб в качестве тренера вернулся многолетний кумир "Де Меер" Йохан Кройф, мигом покончивший с игровой индифферентностью, так не кстати захворавшего "звездной болезнью" Райкаарда. Он и в самом деле обладал над Франком странным, едва ли не мистическим влиянием и все происходившие, особенно на ранних этапах, изменения в личностном сознании молодого голландца следовало связывать именно с ним.. От Кройфа - загадочного и непредсказуемого можно было ожидать чего угодно, но великий игрок 70-х, проявив благоразумие и дальновидность, поверил во Франка, и тот, окрыленный столь щедрым авансом, заиграл. Он начал тренироваться до седьмого пота, выкладываться в каждом матче и, награжденный капитанской повязкой, повел за собой партнеров. Повязку, правда, в скором времени придется снять и передать другому таланту - ван Бастену, но на завоеванном авторитете Райка это никоим образом не отразится. Франк, как повествуют очевидцы, стал серьёзнее, критичнее по отношению к себе и даже на учебно-теоретических занятиях сохранял полную невозмутимость, подобно губке впитывая тактические наставления Йохана Первого. Ему, что интересно, вообще везло с наставниками. Кройф, Михелс, Сакки, Каппело, ван Гаал - по нотам таких мастеровитых дирижеров доводится играть далеко не каждому. Стоит ли удивляться, что из самого голландца впоследствии получится вполне приличный тренер, умеющий отстаивать свою позицию в споре с самыми сильными оппонентами. Вот вам хрестоматийный пример из этой оперы:
Напротив Райкаарда, чуть небрежно развалясь сидит кумир из более старшего футбольного поколения - Йохан Нескенс. "В нынешней сборной очень слабые крайние полузащитники, - цедит он. - Но ты, Франк, вероятно, не очень в этом разбираешься, потому что сам играл по центру". Ведущий резво бросается поперек беседы, стараясь загладить очевидную грубость. Но Райкаард, не принимая помощи, спокойно улыбаясь: "Уж в чем - в чем, а в этом разбираюсь, поскольку по сей день, помню, как портили мне погоду плохие крайние полузащитники".
Игра постепенно входящего в пору футбольной зрелости голландца не прекращала эволюционировать. За три сезона с 84 по 87 год он, по большей части ориентированный на выполнение оборонительных функций, в 99 играх Чемпионата Нидерландов умудрился пополнить свой голевой счёт 23 мячами. Амстердамская публика вновь обрела героя, дружным рукоплесканием встречая каждое касание темнокожего защитника. Стоп. А был ли Райкаард защитником? Рядовому болельщику, не обремененному излишеством тактических знаний, проследить за маршрутом перемещений Франка было просто невозможно. Он, с присущей только ему элегантностью, мог оказаться в самой неожиданной роли. Изысканное обращение с мячом, феноменальное видение поля, постоянная готовность поддержать комбинационную игру в средней линии, более всего боясь допустить брак в исполнении последней передачи, превращала этого исполинской стати голландца в многопрофильного универсала, с равным успехом могущего сыграть на абсолютно любом участке поля. Неудивительно, что едва как возглавив испанскую "Барселону", он с бросающимся в глаза постоянством начал поощрять импровизационные действия диспетчера этого клуба Роналдиньо, ни словом, впрочем, не обмолвившись, что эти самые действия могут идти и вразрез командным интересам.
Казалось, что ничто не могло поколебать райкаардавского благополучия в "Аяксе". Но тут, подобно раскатам весеннего грома, грянул оглушительный скандал, разом перечеркнувший надежды голландского футболиста на безоблачное будущее. После того, как столичный коллектив выйграл Кубок европейских кубков в 87 году, руководство команды, высоко оценившее вклад Райкаарда в победу, стало принуждать Франка к заключению нового более выгодного соглашения, который связал бы его с клубом на последующие два года. И тут обнаружилось, что у него уже есть контракт, причем с главным конкурентом амстердамцев - "ПСВ", подписанный 14 месяцев назад и, в соответствии с которым игрок мог еще два года выступать в "Аяксе", после чего обязан был перебраться в Эйндховен. "Я не был в курсе тонкостей соглашения, я был молод и неопытен" - оправдывался "предатель" Франк, забывший, очевидно, что незнание закона не освобождает от ответственности перед ним. В классической истории противостояния "отца" и "сына", вспомните хотя бы древне-германскую "Песнь о Хильдебранте", её главные участники уже изначально заняли непримиримые позиции. "Я породил - я и убью" - так если и не сказал, то, наверное, подумал рассвирепевший и переставший после этого эпизода обращать даже малейшее внимание на существование футболиста по фамилии Райкаард Кройф. Потерявший прежние ориентиры Франк был вправе ответить низвергнутому кумиру словами Дао Де Цзина: "Обретешь свободу движения тогда, когда утратишь связь с тем, кто тебя породил"... Пройдут годы и голландец скажет: "Мы много ругались, из-за Кройфа я даже в конце концов ушел из "Аякса". Но обиды на него никогда не держал, а всегда ценил в нем величайшего футболиста всех времен и народов". Кто ликует даже на костре, тот торжествует не над болью, а над тем, что не чувствует боли там, где ожидал её. Притча.. Остаток сезона, который по признанию самого футболиста, стал "самым грустным периодом одиночества" за всю его спортивную карьеру, Франк провел в испанской "Сарагосе", готовясь реабилитировать своё имя на полях Германии, где уже вовсю шли приготовления к европейскому первенству 88.
Перед главным тренером "оранжевых" Ринусом Михелсом стояла в общем-то непростая дилемма. Брать или не брать изгнанника Райкаарда, пребывающего в бог знает каком функциональном и психологическом состоянии, склонного к тому же попадать в самые разнообразные казусы, менее всего востребованные молодой, невероятно талантливой, но еще не окрепшей в собственных силах голландской сборной? К счастью для миллионов, этот адогматичный специалист поверил в Черного Лебедя, наконец-то избавившегося от былой инфантильности и проявившего истинно мужской характер в строгом соответствии с известными гётевскими строчками: "... в преображенном виде я проявлю жестокую силу". Он был подчеркнуто дисциплинирован, успевая по полной отрабатывать в обороне и тончайшими пасами обострять игру в нападении. "Франк не допустил ни одной грубой ошибки на протяжении всего чемпионата, а его передаваемая товарищам вера в успех стала необходимым залогом нашего конечного триумфа" - резюмировал позже Михелс.
Если идея в приобретении Гуллита и ван Бастена принадлежала президенту "Милана" Сильвио Белрускони, то трансфертная операция по приобретению Райкаарда осуществилась благодаря протекции главного тренера этой команды Ариго Сакки. Наставнику даже пришлось пойти на определенный конфликт с владельцем клуба и лишь первенство Старого Света, где талант Черного Лебедя вспыхнул со всей умопомрачительной силой, смогло переломить недоверчивое отношение теле-магната. За те пять лет, что Белрсускони будет лицезреть Франка в своей команде, он, очевидно, ни разу не усомнится в правильности сделанного выбора. Все эти годы голландец проведет на одном дыхании - его надежная и уверенная игра приобретет оттенок гениальности, а "оранжевая" ось Райкаард - Гуллит - ван Бастен уподобится всесметающему на своем пути мощному футбольному механизму. Клубная карьера защитника достигнет кульминации в финальном матче Кубка Чемпионов 1990 года против "Бенфики", где получивший великолепную передачу от Гуллита Франк забьёт единственный и решающий гол. История предпочитает умалчивать, кто из двух темнокожих голландцев лучше распоряжался с мячом, но когда оба были в форме и, что называется, в ударе - остановить чрезвычайно подвижный тандем было неимоверно сложно. "Манера Райкаарда эксклюзивна. Я не знаю ни одного другого исполнителя в мире, который мог бы как он обработать мяч, не глядя отдать выверенную передачу метров на тридцать, и в нужный момент оказаться на ударной позиции, занимаясь при этом преимущественно разрушающим спектром работы" - превознесет достоинства своего протеже Сакки. А вот как пояснит собственное видение фигуры голландского легионера будущая легенда "Милана" Паоло Мальдини: "Франк настоящий мастер. Он - индивидуалист, как никто иной, умеющий расходовать и направлять свою творческую выдумку во благо всей команды"..
Чемпионат Мира 90', которого в интересах плодотворности этого повествования лучше было бы и вовсе не затрагивать, но не затронуть, к сожалению, не удастся - можно назвать своего рода переходным этапом от победоносного Чемпионата Европы 88 года к другому, пусть и в меньшей степени удачному первенству континента 92. Знаете, как говорили древние греки: "Позади - Платон, спереди - Платон, а посередине - пустота". Квинтэссенцией голландских неудач на том турнире стал печально знаменитый матч 1/8 финала против сборной Германии, по ходу которого "наш герой", поддавшись на провокацию форварда "белокурых бестий" Руди Феллера, плюнул последнего в лицо, а вернее выразиться в шевелюру, после чего незамедлительно увидел "красный свет".. Последний шанс заявить о себе в играх за сборную представится Райкаарду на мундиале 94 года в США, который с полной ясностью продемонстрировал, что невозможно выйграть войну, занимаясь исключительно строительством фортификационных сооружений. Воплощать же корявые фантазии своего военачальника (имеется в виду Маленький Генерал голландского футбола Дик Адвокаат) "оранжевая гвардия", и без того обескровленная потерями многих в недавнем прошлом ведущих футболистов, была не способна. Окончательно "белый флаг" сборная выбросит в красиво проигранном поединке с Бразилией. Этот матч, подведший черту выступлениям команды на том "несчастливом" чемпионате, стал последним, когда 31-летний Франк смог облачиться в футболку оранжевого цвета. "Сборная многое сделала для меня.. Я уходил, еле сдерживая слезы, прощаясь с болельщиками и партнерами.. Но мое время прошло и я обязан был уступить дорогу молодым".
..........
Там волны с блесками и всплесками
Непрекращаемого танца,
И там летит скачками резкими
Корабль Летучего Голландца.

..........
Все тренеры "Аякса", работавшие с "красно-белыми" после Ринуса Михелса, оспаривали те или иные положения его революционно-тактической системы, но их категориальный аппарат и дух рассуждений постоянно сохраняли родство с теорией "тотального футбола". Не стал исключением и Луи ван Гаал, возглавивший амстердамцев в 1991 году и сразу же провозгласивший свою приверженность к исконным для Нидерландов футбольным ценностям. Его чувственно и раскованно играющий "Аякс" представлял настоящее зрелище для гурманом, а выходящие в красно-белых футболках исполнители были неподражаемыми и разносторонними универсалами, прекрасно аккомпанирующими друг другу. Одним словом, возвратившийся в "родные пенаты" Райкаард оказался в привычной атмосфере, где его неиссякающий талант и приобретенный за годы выступлений колоссальный опыт получили самое, что ни на есть, адекватное применение. Лучший, по мнению Пеле, футболист Старого Света не утратил быстроты движений, его передачи были по-прежнему точны и своевременны, а феноменальное умение застать врасплох соперника неожиданным подключением к атаке продолжало оставаться "козырной картой", искусством использования которой амбициозный тренер столичной команды овладел почти в совершенстве. При ван Гаале, кстати, Франк вообще стал чаще действовать ближе к чужим воротам, что незамедлительно вылилось во вполне закономерные статистические выкладки. За два сезона на "Де Меер" он смог отличиться 10 и, соответственно, 9 раз, что Черному Лебедю не удавалось даже в молодости!
И вот он, итог всего футбольного пути "блудного амстердамского сына". Финал Лиги Чемпионов на венском стадионе «Эрнст Хаппель», последние минуты памятной встречи и его "хитрый" пас на совсем еще юного Патрика Клюйверта, несильным касанием отправляющего снаряд в притирку с правой штангой ворот голкипера "Милана" Росси. Вспышки камер, помпезный ритуал награждения, непередаваемые минуты триумфа.. Главное не слова - главное образы. Об искусстве, как сказал автор "Черного обелиска", нельзя писать. Его можно только чувствовать..

Клубы:

Аякс (1980-1988, 1993-1995 гг.), Голландия;
Сарагоса (1988 г.), Испания;
Милан (1988-1993 гг.), Италия.

Титулы и награды:

5-кратный чемпион Голландии (1982, 1983, 1985, 1994, 1995)
3-кратный обладатель Кубка Голландии (1983, 1986, 1987)
2-кратный чемпион Италии (1991/1992, 1992/1993)
2-кратный обладатель Суперкубка Италии (1989, 1992)
3-кратный обладатель Кубка Чемпионов (1988/1989, 1989/1990, 1994/1995)
Обладатель Кубка Кубков (1987)
3-кратный обладатель Суперкубка Европы (1989, 1990, 1995)
3-кратный обладатель Межконтинентального Кубка (1989, 1990, 1995)
Чемпион Европы (1988)

Автор текста: Антон Быков