Питер Роб Ренсенбринк


 
Credo quia absurdum est..
Tertullianus .

Питер Роб "Человек-Змея" Ренсенбринк
Дата рождения: 3 июля 1947
Место рождения: Амстердам
Рост: 175 см
Амплуа: Фланговый нападающий
Дебют в сборной: 30 мая 1968 года (Голландия - Шотландия)
Игры за сборную: 46
Голы за сборную: 14
Последний матч за сборную: 2 мая 1979 года (Голландия - Польша)
Клубы:
ДВС Амстердам (1965-1969), "Брюгге" (1969-1971), "Андерлехт" (1971-1980),
"Портленд Тимберс Канада" (1980), "Тулуза" (1981-1982).
Титулы и награды:
Двукратный чемпион Бельгии ("Андерлехт"): 1971/1972 и 1973/1974.
Пятикратный победитель Кубка Бельгии ("Андерлехт"): 1969/1970, 1971/1972, 1972/1973, 1974/1975 и 1975/1976.
Двукратный обладатель Кубка кубков ("Андерлехт"): 1975/1976 и 1977/1978.
Двукратный обладатель Суперкубка Европы ("Андерлехт"): 1975/1976 и 1977/1978.
Лучший бомбардир Кубка Обладателей Кубков в истории (25 голов) в составе "Андерлехта"
Лучший бомбардир чемпионата Бельгии ("Андерлехт"): 1972/1973.
Лучший футболист чемпионата Бельгии ("Андерлехт"): 1975/1976.
Серебряный призер Кубка мира 1974-го года.
Бронзовый призер Чемпионата Европы 1976-го года.
Серебряный призер Кубка мира 1978-го года.
Автор тысячного гола в истории проведения ЧМ.
Обладатель "Серебряной бутсы" ЧМ-1978 года.
Обладатель "Серебряного мяча":1976 год.
Обладатель "Бронзового мяча": 1978 год.

Питер Роб Ренсенбринк - это самое благородное и утонченное явление, рожденное на почве знаменитого "тотального футбола"... На поле он всегда был денди, пижоном с большого бульвара.. Пожалуй, из всех голландских звезд 70-х именно он был самой эфемерной, возможно, более других поражающей своим ярким, но таким холодным сиянием...

I. РОЖДЕНИЕ ЗВЕЗДЫ.
"И в самом деле, его нашли охотники. Они чуть ли не случайно наткнулись на него, когда он, босой, со свирелью в руках, шел за стадом бедного пастуха, который вырастил его и сыном которого он всегда себя считал".
Оскар Уайльд, "Молодой король".

Квинтэссенция изящества на поле, в жизни он мало чем отличался от своих сверстников - детей тяжелых послевоенных лет. Единственное, что были вправе требовать от жизни отнюдь не самые зажиточные семьи Нидерландов той поры - это, употребляя ставшие знаменитыми слова легендарного британского премьер-министра Уинстона Черчилля, "кровь, тяжкий труд, слезы и пот". Ренсенбринки были семьей как раз такого порядка. Нет, они не бедствовали, не голодали, но, во имя достижения относительного материального благополучия, вынуждены были без остатка отдавать себя работе. Естественно, ни о каком поощрении развития индивидуализма маленького Питера и, тем более, привитии ему определенных эстетических ценностей и речи идти не могло. Говорить о своеобразной подмене "хлеба духовного хлебом насущным" будет, наверное, неправомочно и, с нашей стороны, не вполне этично, благо что, повторюсь, тысячи сверстников героя настоящей статьи по всей Голландии находились точно в таком же положении. Их единственной страстью, единственным увлечением, будто позволявшим абстрагироваться от "горестей и ничтожества" этого мира, позволявшим в некотором роде ощутить искупительную силу Творчества, был Футбол. Робби (так по-простому обращались к нему друзья) повезло больше других: он был талантлив и не просто талантлив, а сверхталантлив. К тому же, Питер обладал чувством Прекрасного - достоинством, столь редким в наше время.
Ренсенбринк родился в один и тот же год с Йоханом Кройфом. Образцом подражания на поле для второго был, как некоторые, вероятно, знают, Фаас Вилкес, для первого - Кун Мулейн. Юного Робби подкупал интеллектуальный стиль игры вингера роттердамского "Фейеноорда". Мулейн по праву считался одним из лучших игроков послевоенного голландского футбола (38 матчей за сборную, 4 мяча) и действовал на месте левого крайнего нападающего - излюбленной позиции Питера. Ренсенбрик, о чем он неоднократно повторял впоследствии, с замиранием сердца следил за каждым движением Мулейна: пытался перенять секреты его филигранного обращения с мячом, изучал на примере Куна искусство обводки и паса. Интересно, что Робби (уроженец-то столицы Нидерландов, где с незапамятных времен существует самый настоящий культ "Аякса") с младых лет симпатизировал "Фейеноорду". Воздержусь от каких-либо конкретных заявлений на сей счет, но очень склонен думать, что именно по названной причине он, спустя некоторое время, ответит отказом на переход в прославленный амстердамский клуб. Впрочем, это будет потом. А тогда, в 65 году, Питер, особо не раздумывая и не высказывая больших претензий по части финансово-денежной, примет приглашение коллектива куда как более скромного, но, по странной иронии судьбы, тоже столичного - ДВС Амстердам. Руководители команды и не подозревали, какой бриллиант попал к ним в руки! У него была фантастическая обводка на коротке. С изобретательностью истинного художника, словно небрежно бросавшего на полотно один мазок за другим, он, этот глашатай высшей полноты футбольной эстетики, мог двумя-тремя финтами разобраться с защитником и, избрав максимально короткий путь к воротам, выбежать на рандеву с голкипером. Все остальное было делом техники: аккуратный удар в притирку со штангой и гол. Приметил талантливого юношу и тренерский штаб голландской сборной во главе с Георгом Кесслером. Этот, вне всякий сомнений, обладающий профетическим даром наставник вызвал Робби на товарищеский матч с Шотландией. Дебютант не ударил в грязь лицом: пусть и не забил, но своими рывками порядком измотал оборону крепкой британской команды. "Я подхожу к моей работе, Как иерей подходит к алтарю.." - это про Ренсенбринка. Уже в то пору он окружил свой труд ореолом чистоты и святости, уже в ту пору он осознал собственную великую миссию, провиденциальный характер своего появления на свет.. Облачившись в удивительный наряд футбольного эстета и денди, Питер Роб начал восхождение...

II. ВОСХОЖДЕНИЕ ЗВЕЗДЫ.
"Но что преимущественно занимало его, это - одеяние, в которое он должен был облечься в день коронации: мантия из золотой парчи, корона, украшенная рубинами, и скипетр, усыпанный жемчугами и увитый жемчужными кольцами".
Оскар Уайльд, "Молодой король".

Он провел за ДВС Амстердам четыре сезона, из которых три пришлось в ээрсте и лишь один, самый последний - 68/69, в Эре. Забивал Робби немного, так как в основном атаковал из глубины, постоянно смещаясь на левый фланг. За свои выкрутасы с мячом Питер был удостоен прозвища Het Slangemens, в переводе на русский - "Человек-Змея". Держать столь мастеровитого футболиста скромному амстердамскому клубу, издавна считающимся младшим братом титулованного "Аякса", было не по карману. Претендовали на Робби многие, в том числе с детства любимый роттердамский "Фейеноорд". Ренсенбринк: "ДВС был первым клубом, перешедшим на полностью профессиональную основу с трудовым рабочим днем для футболиста. "Аякс" был на тот момент еще полупрофессиональным клубом, где большинство игроков работали или торговали в магазине.  Я мог заработать больше, чем в "Аяксе", который считался более элитным клубом. ДВС был популярен в прошлом. Я играл четыре года в первой команде ДВС. Потом пришли "Фейеноорд" и "Брюгге". ДВС попросил сумму в 500 тысяч гульденов. Первоначально цена показалась слишком высокой для "Фейенорда", но все же роттердамцы решились включиться в борьбу... Я воспринимал футбол как хобби, однако в один момент понял, что на своем таланте можно неплохо заработать. Мои переговоры с президентом "Фейеноорда" Кибоумом уже вошли в решающую фазу, но неожидано трансферт сорвался. Я очень хотел играть на "Де Куйпе". Позже мне стало известно, что "красный свет" дал тренер "маасайдеров" Эрнст Хаппель. Он дал понять, что еще сможет рассчитатывать на Куна Мулейна несколько сезонов (изначально Ренси планировали как замену именно Мулейну - прим. редакции) и предпочел приобрести игрока в полузащиту. Им стал соотечсевтенник Хаппеля Франц Хассил". Летом 69 года Ренсенбринк довольно неожиданно отбыл в Бельгию. Его новым клубом стал знаменитый "Брюгге".
Это сейчас для многих в Голландии футбольная Бельгия воспринимается, как своего рода "terra incognito", а вот 35 лет тому назад ситуация была в корне другой. Jupiler League пользовалась стабильным спросом: многие футболисты из страны тюльпанов охотно принимали предложения тамошних клубов. Другое дело, что игроки, совершающие такие переходы, уподоблялись в глазах многих своих соотечественников Фаусту, охотно продавшему свою душу дьяволу (коим исстари в Нидерландах почитался южный сосед), и приобретали репутацию если не предателей, то, по крайней мере, людей легкомысленных. Ренсенбринка, однако, патриотические соображения, зиждущиеся, смею вас заверить, на довольно зыбкой почве, интересовали в последнюю очередь. И действительно, не все ли равно: перед болельщиками какой страны демонстрировать виртуозную технику, оригинальное футбольное мышление? Стоит, тем не менее, заканчивая эти рассуждения, отметить, что космополитизм Ренсенбринка поддержки и одобрения на родине не встретил: двери сборной для нападающего были закрыты на три года, и возвращение "Человека-Змеи" (кстати, в одной голландской газетенке Ренси за скромность назовут "человеком - божьей коровкой") оказалось возможным лишь в 1973 году, при непосредственном участии Франтишека Фадрхонока. Ну да бог с ней, с национальной командой.. Бельгия встретила Робби, не сказать, что с распростертыми объятиями, но довольно радушно. Поистине, болельщикам "Брюгге" пришелся по душе нестандартный дриблинг этого футболиста, умевшего продраться через частокол ног соперника; его высокие скоростные данные, чувство гола. За два сезона в клубе он провел в "Юпитер Лиге" 55 матчей, в которых забил 24 мяча. Получил Питер и опыт выступлений в Европе. Речь идет о Кубке Кубков, в котором бельгийский клуб принял участие в сезоне 70/71. К слову сказать, этот сезон стал последним за "Брюгге" в карьере Ренсенбринка. "Андерлехт" предложил Робби лучшие материальные условия, и футболист на правах свободного агента присоединился к "бело-лиловым" летом 1971. Интересно, что в это самое время амстердамский "Аякс" предпринял безрезультативную попытку вернуть нападающего на родину. Новый тренер столичной команды Штефан Ковач вроде бы очень хотел видеть Ренсенбринка на "Де Меер", однако в ответ получил категорическое „нет″. Согласитесь, надо быть весьма оригинальным экземпляром, чтобы вот так, взять да и отказать лучшему клубу Старого Света! Ковач, что, наверное, дает право судить о некоторой непоследовательности данного наставника, удостоил Питера Роба следующей характеристики: "Ренсенбринк - это игрок медленного развития". Медленного, оно, может быть, и медленного, но зачем, спрашивается, ему было развиваться быстрее, когда в свои 24 голландец и так умел делать на поле фактически все?

III. СИЯНИЕ ЗВЕЗДЫ.
"Через некоторое время он поднялся со своего ложа и, облокотясь о резной карниз камина, обвел взором слабо освященную комнату. Стены ее были завешены богатыми гобеленами, изображавшими Триумф Красоты".
Оскар Уайльд, "Молодой король".

В 1866 году во Франции сложилась группа поэтов "Парнас", с первых дней своего основания принявшаяся декларировать принципы "искусство для искусства", "бесстрастную поэзию" "чистых форм". Искусство, полагал её лидер Леконт де Лиль, свободно от всякой внешней для него роли, его единственная цель - творить Прекрасное. Причем здесь "Парнас", французская поэзия и Леконт де Лиль? - спросит критик. Но ведь сказано же было в Ветхом Завете, и мысль эта неоднократно подчеркивалась: "Наступит день, когда все концы в один конец сойдутся". К футболу, а тем более к футболу голландскому, где при желании можно найти параллели и с Лао Цзы, и с Сиддхартхой Гаутамой, и даже, прости Господи, с Мидрашем Мелхиседеком, сии слова имеют прямое отношение. Из всех звездных "оранжевых" футболистов 70-х как раз Ренсенбринк и был таким Леконтом де Лилем. Конечно, у него было прекрасное видение поля; конечно, он всегда мог отдать ювелирную передачу на ход партнеру; конечно, он с охотой участвовал в комбинационной игре, но... Порой складывалось впечатление, что Питер забывал обо всем на свете, и тогда центр космического бытия умещался в кожаной сфере с длиной окружности 68 - 70 см. Далее творилось что-то невообразимое: он подхватывал мяч на своем излюбленном левом фланге, с помощью хитроумного дриблинга врывался в штрафную, издевательски легко до этого пройдя нескольких защитников (сколько их было, для Питера не имело никакого значения), и под восторженные крики болельщиков элегантным движением оставлял не у дел голкипера. Удовольствие, доставляемое ему работой с мячом, казалось единственно оправданным его эстетической культурой. Естественно, такие трюки получались у Робби далеко не в каждом матче, но, когда получались, выходило очень красиво. Собственно, вся игра Ренсенбринка - это сплошное торжество эстетики, которой можно упиваться и упиваться, так же, как, не сочтите за обскурантизм, от лицезрения полотен Иеронима Босха или фресок Андрея Рублева. Расписать футбол в исполнении Питера во всех, что называется, тонкостях и нюансах, признаю себя бессильным. Справиться с задачей подобного уровня сложности мое, увы, столь неумелое и недостойное перо не способно.
Пожалуй, у Робби был всего лишь один недостаток. Все дело в том, что он органически не выносил борьбы. Косвенным подтверждением этой мысли может служить тот факт, что за 10 лет выступлений за национальную сборную он не получил ни одной желтой карточки. Скорее всего, в современном футболе, где умение потолкаться, пободаться, отобрать, одним словом, мяч у соперника любыми санкционированными и несанкционированными способами ценится много больше артистической составляющей, Ренсенбринку делать было бы нечего, да и то, во что превратилась некогда благородная игра, Питер бы, по всей видимости, нашел оскорбительным для своего эстетического чувства. К тупоумным, паразитирующим филистерам, без стеснения пропагандирующим грубый, коммерческий подход к тому, что сам он считал, не позволяя себе усомниться, искусством, Робби остался бы безучастным ровно в той мере, как Спаситель наш к искушениям Лукавого. Впрочем, какая разница? Жозе Моуриньо купается в злате, а Луиш Фигу наверняка будет в раю.. И к эзотерической составляющей "тотального футбола" эти люди имеют такое же отношение, как неопределенных интеллектуальных воззрений подросток из самой глухой российской провинции (нравы которой так мастерски изобразил Венедикт Ерофеев), расписывающий заборы или стены гаражей своими рисунками, наглядно свидетельствующим о меняющемся под постоянным воздействием алкоголя мышлении, к шедеврам великого нидерландского живописца Яна ван Эйка. Однако, хватит об этом...
Первый сезон за "Андерлехт" (1971/72) вышел на удивление удачным: клуб сделал "золотой дубль", а сам футболист 16 раз поразил цель в бельгийском чемпионате. Сопутствовала удача голландскому "свободному художнику" и в следующем году. Он 17 раз отличился в "Юпитер Лиге", был признан лучшим игроком первенства Бельгии и, в дополнении ко всему, вновь отпраздновал успех в Кубке этой страны. За девять лет в составе "Андерлехта" он пять раз побеждал в данном турнире. Результат, бесспорно, выдающийся. Единственное, что удручало болельщиков брюссельского клуба, это выступления их любимцев на европейской арене. До определенного времени дела бельгийцев в турнирах Старого Света ни в какую не клеились. Тем не менее, в сезоне 75/76 с неприятной традицией было покончено. Искрометно игравший "Андерлехт" взял Кубок Кубков, а Питер Роб Ренсенбрик, который до того момента шесть раз отличился на разных стадиях, сказал свое веское слово и в финале. Именно его два мяча решили судьбу Кубка в красивом матче с английским "Вест Хэмом", выигранном клубом из столицы Бельгии со счетом 4:2. Тот сезон, как многие поговаривают, был вообще лучшим в карьере голландца. Он забил 23 мяча в чемпионате Бельгии и был удостоен лаврами лучшего голеадора Jupiler League. Вообще же, в "Андерлехте" Питеру была предоставлена большая свобода действий в атаке, нежели чем, к примеру, в национальной сборной, где до Хаппеля в нем видели исключительно флангового футболиста. В Бельгии он тоже частенько смещался на левый край в поисках мяча, но в целом был более ориентирован на ворота соперника, что и не могло не сказаться на результативности. В немножко похожей манере игры действует нападающий лондонского "Арсенала" и сборной Франции Тьери Анри. В 1977 году на пост главного тренера "Андерлехта" был назначен легендарный Раймонд Гуталс. И до сих пор болельщики брюссельского гранда с ностальгией вспоминают те времена, когда этот слегка чудаковатый, но не лишенный, надо признать, определенного величия наставник с менторским видом, подобающим скорее одному кенигсбергскому философу, чем футбольному специалисту, давал наставления у бровки одному из ярчайших игроков в истории команды - Ренсенбринку. Много воды с тех пор утекло, но подвиги их не забыты. Так, в сезоне 77/78 "Андерлехт" вновь не знал равных в Кубков Кубков. Питер Роб был гениален. Вспомнить хотя бы финальную игру с ФК "Аустрия". Бельгийцы, укрепившиеся к тому времени еще одним футболистом "оранжевых" - Ари Хааном, буквально растоптали соперника 4:0, а Ренсенбринк, как и два года назад, записал на свой счет дубль. Кстати сказать, голландец является лучшим бомбардиром Кубка Обладателей Кубков. В 36 матчах, проведенных в этом турнире, он отличился 25 раз. Все пораженные цели относятся к тому периоду, когда Питер Роб защищал цвета "Андерлехта". Впрочем, довольно о бельгийском клубе. Почему бы не поговорить о Ренсенбринке и национальной сборной, благо что тема эта воистину неисчерпаема?
Как было сказано выше, вернул Питера в "оранжевую" команду Франтишек Фадрхонок. Сменивший венгерского наставника Ринус Михелс также считал, что анафеманство по отношению к Ренсенбринку не приведет ни к чему хорошему, а потому быстренько взял последнего под личную опеку. Робби, выдержав жесткую конкуренцию со стороны Пита Кайзера, поехал на немецкий мундиаль твердым игроком основного состава. Правда, проявить свои лучшие качества в Германии голландский фланговый нападающий все же не смог: Питер забил всего лишь один гол и на протяжении всего турнира пребывал в тени бесподобного Йохана Кройфа. С другой стороны, как человек, видевший все матчи Оранье на том турнире, могу сказать, что Робби, составивший мощнейшее креативное звено на левом фданге с Вимом ван Ханегем и частенько смешавшимся в эту зону Йоханом "Первым",  отыграл исключительно полезно. Он показал себя очень командным игроком. Ему не везло на завершающей стадии атаки (вспомнить хотя бы приснопамятный матч с болгарами, по ходу которого "андерлехтец" мог запросто делать хет-трик, но не забил ни разу), зато по части созидания Ренсенбринк намного обскакал коллегу по амплуа Джонни Репа. Все-таки из этих двух игроков именно 15 номер Оранье был более хитрым и многогранным. Он сыграл на турнире 6 игр, пропустив только встречу со шведами. И вот что интересно: это была единственная игра на турнире, в которой голландцы не забили. Стоит ли говорить, что заменивший Ренси Кайзер лавров не снискал? А гол Ренсенбринка в ворота восточных немцев вообще может быть назван образчиком эстетики. "Вертикальная" комбинация: Крол - Неескенс - Кройф. "Первый" стянул на себе нескольких защитников и точно отпасовал на набегающего Ренсенбринка, который «щечкой», в касание, переправил мяч в правый угол ворот Юргена Кроя. Разительная и смертоносная комбинация, как и вся игра Оранье на том турнире. Из всех матчей на турнире Робби провалил два, вернее - полтора. В рубке с бразильцами "рафинированный" голландский интеллигент попал под жесточайший прессинг, из которого так и не смог выбраться. Более того: он потянул бедро и был вынужден покинуть поле. Эта история дала отголосок в финальной игре с немцами. Вот что рассказывает его товарищ по сборной Вим Рийсберген: «Роб не должен был играть, так как он получил травму в матче против Бразилии. Позже писали, что вечером перед финалом он собирался подписать контракт с «Пумой». В таком случае он получил бы большие деньги, если бы принял участие в финале. Я не знаю: правда это или нет, но я могу себя представить, что футболист стремится играть в финале чего бы это ему не стоило». Сам Питер Роб утверждает, что окончательное решение ставить его на матч было принято уже впопыхах, во время разговора игрока с Михелсом, когда Генерал, последний раз спросив о его готовности, получил четкий утвердительный ответ. Финал этой истории хорошо известен:  "развинченный" Ренсенбринк вышел на поле с первых минут, полностью провалил первый тайм и был заменен Михелсом на Рене ван дер Керкхова. А "тотальный футбол", по меткому выражению одного британского футбольного журналиста, одержал пиррову победу:  Кубок, который это поколение голландских игроков заслуживало как никакое другое, достался немцам. Как здесь не вспомнить слова философа: "Куда бы не проникла Германия, она везде портит культуру?!"
Четыре года спустя на полях Аргентины поклонники голландского футбола увидели совсем другого Ренсенбринка. Эрнст Хаппель предоставил игроку "Андерлехта" полный carte blanche в нападении, и Робби не ударил в грязь лицом. Он быстро передвигался, со свойственной ему смекалкой накручивал соперников, в интересах команды взял на себя часть диспетчерских функций. И дело даже не в том, что Питер отметился на мундиале 5 мячами, в том числе забил юбилейный, тысячный гол в истории проведения Чемпионата Мира в матче против сборной Шотландии. Мне почему-то сразу же вспоминается игра с австрийцами, по ходу которой голландцы буквально "отутюжили" крепкого соперника, закончив издевательство разгромным счетом 5:1. Грандмастер из «Андерлехта» забил сам и отдал три (!) голевые передачи, прибрав к своим рукам все нити игры... Чтобы оставаться в курсе самых последних новостей из лагеря сборной, жители Голландии - страны, расположенной за тысячи километров от эпицентра событий, буквально дневали и ночевали у телевизоров и радиоприемников. Для многих из них имя Ренсенбринка стало почти что мифологическим. В нем видели будущего героя нации, однако вместо этого он стал воплощением "печального очарования обреченности" сборной на том турнире. Знаете, как в стихотворении Александра Блока "Девочка пела в церковном хоре":
И всем казалось, что радость будет,
Что в тихой заводи заводи все корабли,
Что на чужбине усталые люди
Светлую жизнь себе обрели...

Чуда не последовало. Окутанные тайной умирающей эпохи "тотального футбола" и купавшиеся в лучах закатного солнца славы сыны Нидерландов проиграли главный матч палачам красивой игры из Аргентины (чем вам не повод раз и навсегда возненавидеть эту латиноамериканскую сборную?). Его удар, который мог склонить чашу весов в пользу "оранжевых" уже на последних минутах основного времени, пришелся в штангу. Значит, правит бал все-таки сатана...

IV. ЗАКАТ ЗВЕЗДЫ.
"Он стоял перед народом в пышном королевском облачении, звуки органа наполнили воздух, трубачи трубили в свои трубы, и хор мальчиков пел".
Оскар Уайльд, "Молодой король".

Карьера Ренсенбринка клонилась к упадку. Он выпал из обоймы основного состава "Андерлехта". Питеру все чаще приходилось начинать матч, сидя на скамейке запасных. Голландец, по-футбольному состарившийся очень быстро, уже не успевал за темпом игры. А ведь когда-то скорость, а бегал Робби очень быстро, была одним из козырей нападающего. Конечно, фирменная техника, не похожая ни на чью другую, осталась. Но... 2 мая 1979 года он провел последнюю игру в составе сборной (Польша - Нидерланды), а примерно через год закончил выступления за "Андерлехт". В 262 матчах чемпионата Бельгии за свой клуб он 144 раза поразил цель. На этом, собственно, биографию Робби можно заканчивать. Год он помыкался в команде с трудно произносимым названием "Портленд Тимберс Канада", после чего вернулся в Европу - доигрывать во французской "Тулузе".
Творческое наследие Ренсенбринка огромно и заслуживает самого пристального внимания. Выступая на классической голландской позиции флангового нападающего, он во многом заставил изменить представления о роли футболистов данного амплуа на поле; расширил их, если угодно, диапазон действия; привнес в игру качественно новые элементы. Я считаю, что подучиться у Питера, глядя за сохранившимися видеозаписями его лучших игр, могут не только юные, начинающие вингеры, но и уже взрослые мастера вроде Роббена и ван Перси. Последний, кстати, на Ренси похож больше. Речь в данном случае идет не о пустом эпигонстве, а о представленном шансе трезво оценить свои возможности в сопоставлении с одним из самых ярких и самобытных исполнителей в истории голландского футбола. Как говорится, учиться никогда не поздно, а то, что некоторые компоненты игры названных мною нидерландских звезд наших дней нуждаются в усилении, наглядно продемонстрировал прошедший мундиаль.
Нет никаких сомнений, что Йохан Кройф, покинув сборную незадолго до чемпионата мира в Аргентине, передал свой Трон именно Ренсенбринку. Однако, как показала история, быть Королем и быть Принцем - это две большие разницы. А ведь все могло быть иначе.... Помните, как у Блока:
И всем казалось, что радость будет,
Что в тихой заводи заводи все корабли,
Что на чужбине усталые люди
Светлую жизнь себе обрели.


Чуда не последовало. Голландия проиграла. Его удар уже на последних минутах основного времени пришелся в штангу...
....................................................
Автор текста: Антон Быков
"Оранжевый НЕ ФОРМАТ"
15/07/2006/
....................................................