Абе Ленстра


Погаснет огонь в лампадах, умолкнут священные гимны

Не будет ни рая, ни ада, когда наши боги погибнут

Так иди и твори, что надо, не бойся, никто не накажет

Теперь ничего не свято...

Я. Дягилева.

Профессия футболиста – удивительная штука. После смерти музыканта остается его музыка, после смерти живописца – полотна, после смерти писателя – произведения. А что оставляют потомкам мастера кожаного мяча? Особенно те из них, кто выступал до эры цветного телевидения? Мифы. Предания. Саги. Легенды. Они передаются из уст в уста, из поколения в поколение. Во Фрисландии о нем до сих пор с неподдельным трепетом в голосе говорят «наш Абе». Трудно найти семью в этой голландской провинции, члены которой не заслушивались рассказами дедов и отцов, своими глазами видевших «Короля Фрисландии» в те дни, когда «Херенвен» частенько называли «Абевеном». Там, у берегов Северного моря, его и по сю пору ставят выше самого Йохана Кройфа. Игрок с уникальной способностью продуцировать неожиданные идеи на поле, обладающий мягкой техникой приема мяча, проницательностью и интеллектом, он по праву входит в число лучших футболистов Голландии всех времен... У него была масса увлечений: карты, бильярд, коньки, шашки, шахматы, рыбалка. Все давалось ему легко, как будто без усилия… Но за легкость надо платить. И когда на 64-ом году жизни это время, время платить по счетам придет, судьба потребует с него такую цену, которая окажется недоступной даже для него, любимца богов... Впрочем, игра стоила свеч.

«Футбол на 90% процентов состоит из работы головой и лишь на 10% из работы ногами».

Абе Ленстра.

В свое время Берт Хиддема назвал Йохана Кройфа «компьютером на поле». Кройф был «футбольным микропроцессором» своего поколения, Ленстра - своего. Он всегда избегал суетливости. Иногда казалось, что Абе выключался из игры, но на самом деле это было ложное впечатление. Интерпретация игры позволяла ему принимать самые рациональные решения на поле. Он не обладал впечатляющими скоростными данными, но благодаря изумительной технике Ленстра мог обходить защитников даже в прогулочном темпе. В те годы футбол был совсем другим, чем сейчас. Не таким интенсивным, не таким динамичным, не таким контактным. Тогда больше ценились техника и мышление. А футболисты склада Абе действительно были «штучным товаром». Он раскрыл свои лучшие качества уже в детстве. Британский тренер Сид Касл, в свое время гостивший в Херенвене, был потрясен грациозным дриблингом 12-летнего Ленстры… Англичанин не только не поскупился на комплементы в адрес юного фриза, но и выдал последнему технический футбольный диплом… Два года спустя, по протекции все того же Касла, он мог переехать на Альбион и играть за «Хаддерсфилд», но отец воспрепятствовал переходу. Более того, родители, дабы не смущать отпрыска, просто спрятали от него письмо с приглашением. Таким образом, Абе упустил возможность поиграть в де-факто сильнейшей лиге мира, а Касл, в свою очередь, упустил возможность стать для Ленстры тем человеком, каким спустя годы станет для другого гениального голландца уже «следующей генерации» Вик Бакингем. Наверное, и в этом есть что-то символическое. Ведь у каждого свой путь. Ленстра вечен, потому что он Ленстра. Кройф вечен, потому что он Кройф... Как знать, может быть они оба, подобно двум альпинистам, шли разными тропами к одной и той же вершине. И если это действительно так, то Кройф начал там, где закончил Ленстра...

«То, что Йохан Кройф упоминается как лучший голландский футболист всех времен - большая ошибка, которая доказывает недостаточное знакомство с историей».

Босс «Херенвена» Риммер ван дер Велде газете «Леуварденские куранты».

В 50-х годах прошлого века «Херенвен» называли «Абевеном». Что ж, ничего удивительного. Додумались же в свое время болельщики «Реала», шутки ради, переименовать команду в «Рауль Мадрид». Чем же, спрашивается, фризы хуже? А началось все в далеком 1936-ом году, когда Абе получил вызов в первую команду VV Heerenveen (прообраз нынешнего СК «Херенвена»). Он должен был дебютировать в розыгрыше кубка с VSV в Фелсене, однако Ленстра так и не сыграл. Причина заключалась в следующем: он сильно перенервничал и забыл бутсы. Но, тем не менее, с некоторой заминкой Абе все же смог дебютировать за клуб в том году и, – более того – стал лучшим игроком команды по итогам сезона. Сам же «Херенвен» завоевал заветную путевку в Д1 (или, по-другому, 1e Klasse голландского футбола), переиграв ВВВ «Винсохотен» (WVV) и «Лееувардер Фрисланд». Более подробно о механике становления команды в те годы вы можете узнать из статьи Андрея Вашкевича, посвященной «фризам», на этом сайте. Здесь же мы ограничимся самым необходимым минимумом… Примерно в это же время форвард «сердечных» провел матч в составе сборной Северных Нидерландов против команды Северной Германии. Можно долго спорить о статусе той игры, но факт остается фактом: Абе забил 4 мяча. Третьего марта 1940-го на роттердамском стадионе «Де Куйп» он дебютировал за национальную команду в матче против коллег-любителей из Люксембурга. Ту встречу подшефные Роба Гленденинга довольно неожиданно проиграли соседям со счетом 4-5. Абе не только забил один из голов команды, но и стал первым фризом в истории, сыгравшим в майке «Оранье». Кстати сказать, Ленстра всегда бравировал своими корнями. Он был фризом до мозга кости и так и не смог избавиться от довольно сильного национального акцента. В сборной в то время заправляли игроки «Фейеноорда», однако, когда в связи с известными событиями спорт №1 после непредусмотренного антракта все же вернется в Нидерланды, погоду в команде будут делать уже другие: Кеес Рийверс, Абе Ленстра и Фаас Вилкес. Эти последние самураи «предтотального футбола» сформируют так называемое «золотое трио» в атаке сборной, которое в течение долгих лет будет наводить шороха в международных играх. Выражаясь в марксистских терминах, именно они были базисом. Все остальные – надстройкой. Ленстра выступал за сборную в течение рекордных девятнадцати лет. За этот впечатляющий срок «фронтмен» «Херенвена» провел всего лишь 47 поединка. Негусто. «Анатомируя» данное явление, можно остановиться на двух моментах. Первая причина была вызвана непреодолимой силы обстоятельствами. Естественно понимать под этими обстоятельствами Вторую Мировую, вычеркнувшую из футбольной биографии Ленстры по сути шесть полноценных лет (напомним, что национальная сборная Нидерландов не проводила международных матчей в период с 1940 по 1946 г.). Второе объяснение содержится совсем в иной плоскости. Абе Ленстра испытывал ярое отвращение к какому-либо принуждению, дисциплине. Он был типичным фризом: самолюбивым, упрямым, принципиальным. Неслучайно, кстати, многие нидерландские карикатуристы изображали Ленстру с непропорционально длинным носом. Одним словом – парень с характером. Именно характер и делал его персоной non grata для многих голландских тренеров. Впрочем, об этом еще будет разговор далее.

«Отродясь такого не было, и вот опять снова».

Молва приписывает одному любителю афоризмов.

Лондон, 1948 год. Наверное, проводить Олимпиаду в городе, столь сильно пострадавшим от фашистских бомб; в городе, переведенным на режим жесточайшей экономии, где еще полным ходом идет процесс восстановления инфраструктуры; в городе, где многие «аборигены» сами протестуют против проведения Игр, опасаясь, что новая тяжесть ляжет на их плечи – наверное, с точки зрения логики, это не лучшая затея. Но у истории было свое мнение по этому поводу… Бенефис «Летающей голландки» Франсины Бланкерс-Кун, признанной лучшей спортсменкой XIV Игр. Нидерландская легкоатлетка взяла четыре золотых медали, первенствуя во всех видах программы. А побеждать на знаменитом «Уэмбли» оказалось ой как непросто. На стадионе, приспособленном для проведения футбольных матчей и собачьих бегов, в месте поворота беговой дорожки образовалась нехилая выбоина, о которую спотыкались многие спортсмены… На том же «Уэмбли» пришлось выступать и голландским футболистам, приехавшим в столицу Великобритании себя показать и на других посмотреть. Вряд ли Абе мог записать ту Олимпиаду себе в актив. Пока фриз приходил в себя, вовсю отрывался его партнер по «оранжевой атаке» Фаас Вилкес. После написания статьи об этом футболисте многие мне ставили в упрек то, что столь заметное событие в карьере Сервааса было незаслуженно проигнорировано. Что ж, исправляюсь: да, Вилкес действительно был лучшим игроком сборной на том турнире, забив три мяча. Впрочем, голландцам они не сказать, чтобы так уж очень помогли. Команда провела всего две игры. Одну Нидерланды выиграли, справившись с инертными ирландцами, а вот вторую… «Оранжевым» не повезло: они попали на хозяев Игр, британцев. 3-3 по итогам 90 минут основного времени. Равная, бескомпромиссная игра на встречных курсах. Наконец, уже на 111 минуте чаша весов склоняется на сторону родоначальников футбола. Ленстра и сотоварищи возвращаются в Нидерланды, несолоно нахлебавшись.

«Не прикасайтесь к идолам. Их позолота остается на ваших пальцах».

Густав Флобер.

Работая над биографией Ленстры, сталкиваешься с очевидной трудностью, пытаясь определить амплуа этого футболиста. Голландско-русский словарь дает следующую дефиницию слову linksbinnen. Linksbinnen - левый полусредний нападающий (в футболе). Но был ли Абе типичным нидерландским вингером-бегунком? Анализ собранных и систематизированных данных по манере игры этого форварда делает невозможным дать положительный ответ на подобный вопрос. Да, Ленстра на самом деле тяготел к левому флангу, но у него никогда не было скорости и определенного понимания игры, присущего только представителям этого амплуа. Вернее всего, «Король Фрисландии» действовал по ситуации; играл там, где ему нравилось. Сам себе художник, - как говорится. Ленстра не был, что называется, функциональным специалистом. В его арсенале было припрятано немало ловких футбольных трюков. Его техника ставила в тупик защитников так же, как и способность маневрировать на ограниченной территории. Его пасы были удивительно своевременны, а удары убийственно точны. В составе «Херенвена» Ленстра девять раз становился победителем регионального северного чемпионата Нидерландов. Планка его результативности никогда не упускалась ниже тридцати мячей за сезон. Всего, выступая за «сердечных», он наколотил 523 гола – больше кого бы то ни было в истории команды. Это было тем более невероятно, если учесть, что в промежутках между матчами ему приходилось подрабатывать в городском херенвенском муниципалитете. Успевал ведь как-то… Ленстра был архитектором и идейным вдохновителем той незабвенной команды «Херенвена». Прозвище «Король Фрисландии» здесь говорит само за себя. Интересно, что народную любовь не омрачали даже ставшие притчей во языцех фортели форварда «северян», которые он время от времени позволял себе выкидывать. Вот вам очередная «байка» про Ленстру. В сезоне 1950/51 «Херенвен» довольно посредственно выступал в чемпионате Нидерландов. Абе, слегка захворавший, решил не принимать участие в домашнем матче с «Блау Вит». Для тренеров команды это естественно стало полнейшей неожиданностью. Тем более, что он даже не соизволил появиться в «Спортпарк», чтобы увидеть игру. Объяснение не заставило себя долго ждать. Уже на следующий день в одной из херенвенских газет появилось чистосердечное признание форварда «фризов». «Я просто устал от футбола», - как ни в чем ни бывало отрапортовал маэстро. И все-таки болельщики «Херенвена» боготворили своего героя, предпочитая сквозь пальцы смотреть на подобные шалости Абе. Он хранил верность клубу почти 20 лет, неизменно отвечая отказом на предложения зарубежных команд. Строго говоря, эпиграфом к полной внутреннего драматизма и всевозможных коллизий истории взаимоотношений Ленстры с забугорными грандами могут быть вынесены слова Вадима Евсеева болельщикам Уэльса, которые, однако, в силу своей полнейшей непечатности, употреблены в настоящей статье быть не могут. «Я не хочу терять свою пенсию», - как-то бросил фриз, мотивируя свое нежелание продолжить карьеру заграницей. В годы после Второй мировой войны многие богатые клубы из Южной Европы делали ему заманчивые предложения. Но все они получили один и тот же ответ: Абе к ним не поедет. В 1948-ом году миланский «Интер» сделал предложение сразу двум чудесным голландцам: Вилкесу и Ленстре. Финал этой истории всем хорошо известен: Фаас перебрался на Апеннины, а Абе остался в «Херенвене», босы которого решили не отпускать своего ударного нападающего в Италию за 60 тысяч гульденов. Спустя некоторое время Ленстрой сильно заинтересовалась «Фиорентина». Посовещавшись с супругой, своевольный фриз решил не гнаться за длинным гульденом. Что ж, не все здесь покупается - не все здесь продается…

7 мая 1950 года. «Херенвен» Ленстры против «Аякса» Михелса. Домашняя арена «фризов» заполнена под завязку. На «Спортпарк» десантировался немаленький отряд амстердамских фанов, приехавших поддержать любимую команду. Для «Аякса» сейчас момент истины, ведь на кону стоит судьба чемпионского титула… Красно-белые хоругви, изображения грозного лика героя Троянской войны, сошедшего на землю; энергетика и мифология голландского футбола… «Херенвен» летит 1:5 за полчаса до окончания встречи. Есть позиции, из которых нельзя забить – для всего остального существует Абе Ленстра. Он делает дубль и принимает участие в остальных голевых комбинациях своей команды. А «Херенвен»? А «Херенвен» празднует триумф в том невероятном поединке – 6:5. Пройдут годы, и домашняя арена «сердечных» будет носить его имя. Носить в честь того памятного матча, когда «Херенвен» Ленстры подставил подножку рвущемуся к чемпионству «Аяксу» Михелса...

"Вены под кайфом, струны под током - знаешь ли ты, как трудно быть богом..."

В футболе он любил одну команду – «Херенвен», в жизни – одну женщину. Ее звали Хил, Хил Ленстра, в девичестве – Висман. Они познакомились в 1939 году. Ему было девятнадцать, ей – шестнадцать. Через пять лет они поженились и прожили вместе до самой смерти Абе. Хил, сама страстно любившая футбол, всегда была рядом с мужем. Отношение же в самой Голландии к чете Ленстров можно сравнить с отношением в Англии к супружеской паре Бэкхемов. Их очень любили. И вовсе не удивительно, что в 50-х годах Абе участвовал в рекламе «Кока-Кола», а его жена рекламировала бульон Магги. Ленстра действительно пользовался бешеной популярностью в Голландии. Очень может быть, что именно фриз считался самым узнаваемым спортсменом Нидерландов тех лет. Жители страны всегда вставали на защиту Абе в его многочисленных конфликтах с тренерским штабом голландской сборной. Бывало, когда тренеры не ставили Ленстру на его любимую позицию левого форварда, он, ничтоже сумявшись, без длинных предисловий и сюжетных линий, просто отправлялся … на рыбалку. Говорят, что Абе был слишком ленивым для «Оранье». Возможно, это действительно так. Он запросто мог позволить себе не заявиться на тренировку. Для него подобное поведение было в порядке вещей. Если сравнивать его с Вилкесом, то, скорее всего, от природы он был более одаренным игроком. Но Фаас брал трудолюбием, он был настоящим эталоном профессионализма. А Ленстра, Ленстра до конца жизни был типичным голландским увальнем. И история с рыбалкой является скорее правилом, чем исключением. Вот вам и объяснение, почему Вилкес сделал прекрасную европейскую карьеру, а Абе так и остался любителем. Впрочем, любителем в самом возвышенном смысле этого слова. Когда он выходил на поле, все возвращалось на круги своя. Он никогда не позволял себе играть ниже определенного, довольно высокого уровня. Анри (Рик) Коппенс, «анфан террибль» бельгийского футбола, оппонент Ленстры по многочисленным дерби «низких земель» и его коллега по амплуа, дает следующую оценку своему визави: «В международных матчах Абе не мог сыграть плохо, так как он всегда хорошо, если не великолепно обращался с мячом. В худшем случае можно было сказать, что Абе в некоторых матчах меньше работал с мячом». Ленстра неоднократно уходил из национальной сборной и снова возвращался. Об одном таком «возвращении» рассказывает очевидец событий, персональный поклонник фриза Тис Рёйтер: «Западная Германия – Нидерланды, Дюссельдорф, март 1956-го. 40 тысяч зрителей. Это был полдень среды в Херенвене, гостиная полна молодыми и старыми зрителями. Мой отец только что уехал со своими друзьями в Дюссельдорф. Зачем? Потому что Абе в свои 35 снова вернулся в сборную Голландии. Голландия выиграла матч в Дюссельдорфе со счетом 2-1, причем два гола забил именно Абе, игравший тогда за «Энсхеде». «Ааа-бе, аа-бе, аа-бе» - скандировали 10 тысяч приехавших на матч голландских болельщиков. Победа у чемпионов Мира 1954 года была расценена как сенсация. У немцев тогда впереди играл их ударный форвард Фриц Вальтер и совсем еще юный Уве Зеелер; у нас стоял Франс «Черная пантера» де Мюнск и ведущий стоппер Кор ван дер Харт в защите». За возможность вновь облачиться в померанчевую футболку Абе должен был благодарить австрийского тренера «оранжевых» Макса Меркела. «Только с одним игроком я имел некоторые трудности, с Абе Ленстрой. Он вел себя как знаменитость, и это могло сломить дух команды. Когда Абе пришел в сборную, я просто отвел его в сторону и спокойно с ним поговорил, как это делают футболисты. Подобная мера себя оправдала», - напишет чуть позже Меркел в своей биографии… 25 сентября 1957 года. Голландцы на «Олимпийском стадионе» принимают соперников из Австрии, одну из сильнейших команд послевоенного европейского футбола. «Оранье» позарез нужна победа. Только она делает их шансы поехать на Кубок Мира 58’ реальными. Длинный Клаассенс и небольшого роста дебютант Нотерманс, защитники Вирсма и Кюс, совсем черный Франц де Мюск и, конечно же - Абе, с неизменным черным чубом и сгорбленной головой над плечами. Ленстра сделал ничью, но в самом конце встречи упустил голевой момент, который мог принести победу. За гостей же отличился легенда австрийского футбола Эрхард Ханнапи. Абе написал небольшой очерк о той игре в своей биографии «Футбол – это жизнь»: «После отставания в один мяч я сравнял счет. Прискорбно, что за 100 секунд до окончания встречи я упустил главный шанс в своей жизни. После прохода с центра поля я оказался совсем близко с воротами австрийцев. Момент был 100%. Но я отправил мяч прямо в руки вратарю. Я мог заплакать. Это был самый печальный эпизод в моей карьере. Я никогда не забуду этот день, 25 сентября 1957 года». Голландцы так и не попали на мундиаль 58-го года. Это было вдвойне обидно, потому что «оранжевые» показывали весьма качественный и интересный футбол. Главному тренеру Нидерландов Элеку Шварцу удалось выстроить довольно прочный Modus Vivendi в национальной команде, но для выхода в финальную стадию Кубка Мира этого оказалось недостаточно… Сборной требовались не лакокрасочные работы, а кардинальная перестройка, капитальный ремонт. Пройдут годы, и над страной раздастся трубный глас Йохана Кройфа, от которого падут иерихонские стены старого голландского футбола. Но это будет потом…

«Нам хотя бы на излете заглянуть за…»

«Агата Кристи».

В 1954 году Абе перешел в клуб SC Enschede. Сумма трансферта составила ориентировочно 11000 гульденов. Неплохие деньги для полулюбительского тогда еще голландского футбола! Он закончил играть в сорок с гаком. Даже в столь почтенном возрасте мастер успевал штамповать голы. Изумительная техника, мягкое обращение с мячом, способность выдать обостряющий пас – все названные качества оставалось при нем. Необъяснимо, но факт: за свою долгую карьеру Ленстра так и не смог выйграть чемпионские регалии страны. В воскресенье, 15 июня 1958 он был очень близок к этому. Его клуб "Энсхеде" и команда ДОС имели одинаковое количество очков, и очный поединок должен был определить победителя национального первенства Нидерландов. Чемпионом стал ДОС после того, как на третьей минуте дополнительного времени единственный гол забил игрок этой команды Тонни ван дер Линден. Таким образом, заколдованный Кубок чемпиона страны уплыл прямо из-под носа. Зато Абе мог похвастаться другой почетной жестянкой в своей коллекции наград. Речь идет о призе лучшему спортсмену страны, которым Ленстра был награжден в 1951 и 1952 годах. Межу прочим, фриз стал первым обладателем этого титула с момента образования AVRO. Абе слыл настоящей машиной по производству голов. За период с 1936 до 1963 год он забил 700 мячей в 703 встречах. Почти в двое больше против 312 голов Легенды ПСВ Вилли «Стрелка» ван дер Кейлена. В сезоне 1946/1947 он положил 46 мячей, что даже с учетом силы далеко не самого конкурентоспособного в Европе голландского первенства является феноменальный показателем. Если включать в голевой реестр «Короля Фрисландии» еще все матчи на кубок, то общее количество голов Ленстры составляет 850. О подобной статистике может мечтать любой нападающий…

Может, - в тех гробиках гении разные,

Может, - поэт Гумилев...

Я же, презренный и всеми оплеванный,

Жив и здоров!

Александр Тиняков.

После завершения карьеры Абе довольно быстро охладел к футболу. Конечно, он по привычке ходил на домашние матчи «Херенвена», но игра потеряла для него былое очарование. Ленстре не нравилось, что футбол стал все более заметно приобретать черты бизнеса, а романтическая эпоха наивного любительства, олицетворением которой он являлся, уходила в небытие. Его раздражал уровень игры, а еще больше – действия судей. Весной 1977 у Абе произошло кровоизлияние в мозг, и последние восемь лет своей жизни ему пришлось провести в инвалидной коляске. Для Ленстры, никогда не баловавшимся спиртным и сигаретами, это стало огромным потрясением… 4 сентября 1985 года в Херенвене должен был состояться матч Нидерланды – Болгария. Поколение next голландского футбола, ведомое блестящим трио Гуллит – Райкаард – ван Бастен. Не правда ли, какое глубокое, символическое сходство с первым золотым триумвиратом в истории «Оранье» Вилкес – Рийверс – Ленстра, выходившим на газон этого стадиона сорок лет назад? Казалось, на дворе вновь стоят дни его молодости… Абе должен был присутствовать на матче как почетный гость, но за два дня до игры он, в возрасте 64 лет, умер. «Последовала огромная реакция, - рассказывала Хил Ленстра. Отовсюду, даже из-за границы мы получали письма с соболезнованиями. И только тогда мы поняли, как много значил для людей Абе». При церемонии кремации гроб был покрыт флагом Фрисландии. Последние почести Легенде отдал и многолетний президент «Херенвена» ван дер Верф. «Ленстра навсегда останется символом Фрисландии. И мы всегда будем гордиться тем, что наша провинция воспитала национального идола Нидерландов», - сказал босс «сердечных».

Абе Ленстра как-то признался, что футбол – это жизнь. Наверное, он ошибся. Ведь футбол больше жизни…

.…………………………………………………………………………

По материалам нескольких голландских сайтов
Anton Bykov, Liesje en Valerie Adelaar
«Оранжевый НЕ ФОРМАТ»
13 октября 2007 г.
.…………………………………………………………………………