ГОЛЛАНДИЯ - БРАЗИЛИЯ. 2-0


И хотя свежий воздух уже вошел в окно, знающий человек еще мог уловить еле различимую тревожную тень несчастной любви - запах горького миндаля. Доктору Хувеналю Урбино не раз случалось подумать, вовсе не желая пророчествовать, что это место не из тех, где умирают в мире с Господом. Правда, со временем он пришел к мысли, что этот беспорядок, возможно, имел свой смысл и подчинялся Божьему промыслу.

Габриель Гарсия Маркес. «Любовь во время чумы».

3 июля 1974. Дортмунд, "Вестфаленштадион", 52500 зрителей.
Голы: Неескенс (50), Кройф (65)
Нидерланды: Йонгблад, Сурбиер, Рийсберген, Хаан, Крол, Янсен, Неескенс (Исраэл, 85), ван Ханегем, Реп, Кройф, Ренсенбринк (де Йонг, 67)
Бразилия: Леао, Зе Мария, Луис Перейра, Мариньо Перес, Мариньо Чагас, Пауло Сезар Карпеджани, Ривелино, Дирсеу, Валдомиро, , Пауло Сезар (Мирандинья, 61)
Предупреждения: Реп (69) - Зе Мария (37), Мариньо Перес (44)
Удаление: Луис Перейра (84)
Судьи: Курт Ченшер (ФРГ), Роберт Хейли Дэвидсон (Шотландия), Говинасами Суппиа (Сингапур).
 
Пировал закат, выгорал рассвет,
Полыхал в лицо пьяному врагу.*

Пожалуй, это была самая необычная победа Оранье на том турнире. Победа без присущей сборной на том турнире легкости и куража. Победа в игре «от ножа», где на второй план отступало мастерство, а на первый выходил характер. Это была война характеров, война нервов, в которой больше выдержки оказалось у голландцев. Наверное, сила команды Михелса заключалась в том, что она могла побеждать так по-разному, умея пересилить, перебороть соперника в решающий момент поединка. По сути, это была игра эпизодов, игра на пределе нервов и возможностей, в которой победила команда, выжавшая из себя все. И немного больше…

От родной земли до седьмых небес
Яростно и звонко звучало: "Победа!"

Это матч сразу же окрещен досрочным финалом чемпионата. И действительно, действующие чемпионы Мира бразильцы против главного открытия мундиаля – голландцев. Что может быть более интригующим? Да ничего. «Селесао» есть «Селесао», даже несмотря на, что с самого турнира подопечные Марио Загало отошли от привычной атакующей модели, сознательно культивируя расчетливый футбол от обороны. Многие до сих пор называют ту сборную «бледной тенью» великой команды 1970 года. Отчасти это мнение верно, отчасти стереотипно. Главной кризисогенной доминантой стал переживаемый командой процесс смены поколений. В сборной началась эпоха «постПеле», что априори не могло пройти бесследно. К слову сказать, сам Пеле сыграл последний матч за Бразилию почти три года назад и на все уговоры вернуться под «жёлто-зелёно-синие» цвета отвечал неизменным отказом. На мундиаль он все-таки поехал, но в качестве почетного гостя и даже поучаствовал в церемонии открытия турнира. Помимо своего Короля бразильцы недосчитались на этом чемпионате также Брито, Жерсона и Тостао. Зато в боекомплекте «трикампеонов» по-прежнему имелись «Ураган» Кубка Мира 1970’ Жаирзиньо, Ривелино, игравший на том мундиале левого крайнего, а теперь переведенный Загало на свою исконную позицию в центре поля, Леао, четыре года назад отбывавший роль дублера главного «воротчика» бразильцев Феликса. Это все еще была команда звезд. Бесспорно, самая сильная из всех трех южно-американских сборных, встретившихся Оранье на пути к финалу. Подспудно бразильяно чувствовали это, подчеркнуто гипертрофируя свои достоинства. Так, их предводитель Марио Загало накануне матча позволили себе очень самоуверенное высказывание: «Я не вижу повода для беспокойства. Это они должны беспокоиться о нас». Ну-ну. Знающие, однако, люди быстро смекнули, что тренер бразильцев просто-напросто блефует. Попытка нарастить свежее мясо на гниющих костях, отчаянная и заранее обреченная на полный провал. Воистину, незавидная участь: оказаться в положении генерала без армии...

Пировал закат, убирал рассвет,
Отступала боль. Алая капель падала с креста.

Cruyff looking rather cooler than a Brazilian defenderИгра началась практически без разведки. В качестве застрельщиков у Оранье выступили Неескенс и Кройф, а самый реальный момент открыть счет уже в дебюте поединка упустил Вим ван Ханегем. Третий номер голландцев после отличной подачи с правого фланга, метров с одиннадцати, не опуская мяч, очень технично с подъема бил по воротам Леао, но снаряд чуть-чуть отклонился от заданной цели, просвистев над перекладиной… Спустя пару минут камера ловит Ринуса Михелса, о чем-то оживлено расправившего своего помощника. Бондскоач вышел на этот матч в «адидасовской» олимпийке почему-то…ярко-желтого цвета поверх костюма. В чем здесь была концептуальная фишка – сказать едва ли возможно, но по примеру Генерала точно таким же образом оделся и весь остальной штаб сборной… Голландцы в этом матче слегка злоупотребляли искусственными положениями вне игры, что однажды вылилось в довольно щекотливую ситуацию. Дирсеу неотразимым обостряющим пасом нашел миниатюрного бразильского технаря Пауло Сезара, который, моментально оценив обстановку, прицельно бил в правый дальний угол, но немного смазал. На удар Сезара Нидерланды ответили опасным моментом Вима Сурбиера. Номинально правый защитник голландской сборной прибежал на левый фланг атаки, поймал умный пас тезки ван Ханегема из глубины, однако в ближнем бою не смог переиграть Леао. К мячу, отскочившему в поле, быстрее всех подоспел Луис Перейра, который в эту же секунду был не по правилам атакован все тем же Сурбиером. Бразильцы, как стервятники, тут же набросились на игрока Оранье, что спровоцировало небольшую заварушку на поле. Интересно, что успокаивать бразильцев (немецкий судья Курт Ченшер вроде как вообще был не при делах в этом матче) тут же принялся Йохан Кройф, в тот вечер державшийся на удивление спокойно. Неизвестно, на каком языке разговаривал с соперниками Летучий, но на некоторое время его пацифистские позывы и впрямь были услышаны. Вообще же, этот матч стал одним из самых грязных на турнире. Крол столкнулся с Вальдомиро, Реп довольно откровенно провоцировал Луиса Парейру. Подобно двум ощенившимся монстрам, сцепились эти команды в неистовом танце, высекая огненные искры из сшибающегося железа… Что до самой игры, то следующий опасный момент возник с участием Сурбиера и Ренсенбринка. Первый метров с тридцати выполнил превосходную диагональ с правого фланга, второй практически без обработки, несильно пробил по воротам, угодив в занявшего идеальную позицию Леао. Вообще же, если оценивать игру Ренси в этом конкретном матче, то он, по моему разумению, стал «слабым звеном» Оранье. Рафинированный интеллигент на поле, привыкший играть на «чистых мячах», он смотрелся эдакой «белой вороной» в игре, изобилующей силовой борьбой и контактными единоборствами. Надо сказать, что другой голландский «крайний» Джонни Реп, хоть и чаще попадал в камеру, провел также не лучший матч за «оранжевых». КПД действий кумира голландских тинэйджеров был значительно ниже, чем в среднем по турниру. В качестве «компенсаторного» механизма низкой активности голландских фланговых нападающих выступили голландские же фланговые защитники. Например, Сурбиер в этом матче де-факто играл правого полузащитника, практически не задерживаясь на своей половине поля. Про Крола и говорить нечего. Футболист, опередивший свое время. Эталон левого защитника в глазах автора. «Двужильный», скоростной, с хорошим пасом и поставленным ударом – при необходимости он мог перекрывать всю бровку. Любопытно, что в составе бразильцев нашелся игрок такого же типа. Это левый латераль «Селесао» Мариньо Чагас, один из «пионеров» концепции атакующего защитника, прототип Роберто Карлоса в сборной. Пересматривая матчи той команды Нидерландов, постоянно открываешь для себя все новые грани. Вот, например, Вим Рийсберген - один из незаметных героев этого матча. Без преувеличения, гениальный центрдеф, на пару с Ари Хааном, ставший одним из столпов обороны «Летучих» образца 1974. Сильные стороны общеизвестны: это интеллект, выбор позиции, игра в отборе, отличный первый пас. В этой игре частенько выдвигался к центральному кругу, участвуя в атаке Оранье. Минимум брака - максимум отдачи.

А мертвые уста
Гордо и упрямо шептали: "Победа"...

На поле тем временем продолжалась довольно тягучая, нервная игра. Ривеллино бездарно исполнил штрафной, Зе Мария схлопотал вторую для бразильцев желтую карточку в этом матче, уже падая, руками схватив за ноги убегающего на реактивных скоростях Йохана Кройфа. В прорыв главного Летучего выводил Вим Янсен, шикарной передачей со своей половины поля отрезавший всю оборону соперника. Больших, впрочем, дивидендов голландцы из своего стандарта тоже не извлекли. А вот бразильцы в ответной контратаке едва не повели в счете. Ривеллино через все поле перевел мяч на правый фланг, Вальдомиро выполнил прострел в штрафную. Снаряд, после рикошета от игрока Оранье, отскочил к набегающему Дерсеу, решившему пробить на силу. После череды рикошетов мяч попал к Жаирзиньо, который метров с одиннадцати буквально расстреливал ворота Йонгблунда, но в последний момент подоспевший на выручку Рийсберген в отчаянном подкате изменил траекторию мяча, прошедшего буквально в считанных сантиметрах от правой штанги голландских ворот. В этом же эпизоде получил травму Йохан Неескенс. Что произошло с Йоханом Вторым на самом деле, осталось за кадром. Говорят, однако, что опять не обошлось без провокации со стороны бразильского игрока. Как бы то ни было, Неескенс лежал газоне дортмундского «Вестфален Штадион», не подавая ни малейших признаков жизни, а стоящий рядом с ним Йонгблунд весьма характерным жестом показывал, что «аяксиду» требуется немедленная замена…Йохана приводили в чувство больше минуты. В конце концов, он, контуженный и подбодренный старым другом Кройфом, все же вернулся в игру, слегка покачиваясь и держась за голову. Железный человек все-таки был этот Йохан… На 44 минуте Мариньо Перес довольно грязно сыграл против мчавшегося как скоростной трамвай Вима Янсена, уложив коренастого «фейеноордера» на газон. Ченшер, либеральничавший почти всю первую половину встречи, показал бразильяно заслуженный горчичник. Спустя пару минут он же дал свисток на перерыв. Антракт, господа!

Первая двадцатиминутка второй половины игры стала переломной в этом матче. Именно тогда стало особенно бросаться в глаза преимущество Нидерландов в классе. Выяснилось, что это более сбалансированная, более дисциплинированная, более мобильная и просто более уверенная в себе команда. В этом матче был окончательно развеян миф о якобы неспособности Оранье сыграть в силовой агрессивный футбол. Нидерланды переиграли соперника не только тактически, но и за счет лучшей физики, может быть, где-то осознано наступив на горло собственной песне. Прием против бразильского лома был найден! А теперь расскажем, как развивалась первая голевая атака Оранье. Жаирзиньо сфолил на Рийсбергене, ван Ханегем быстро разыграл стандарт и отпасовал на Неескенса,  Неескенс ассистировал Кройфу  и, получив «ответку», засадил сумасшедший по исполнению гол, на полсекунды из Йохана Второго превратившись в Йохана Первого. Гол действительно получился на славу! Кройф выдал очередную гениальную диагональ с левого фланга, а Неескенс, сыграв на опережении, из очень сложной ситуации одним касанием подсек мяч над Леао. «Оранжевой» радости не было предела! Спустя пару минут бразильцы проспали довольно опасный удар все того же Неескенса. Леао выпустил мяч из рук, но на добивании никого из футболистов элфтал не оказалось. Чуть позже бразильцы довольно тонко разыграли штрафной, но рефери встречи на полуслове оборвал атаку трикампеонов, свистнув вне игры… В остальном все для подопечных Загало было довольно тоскливо. Постоянные стыки, апелляции к судья, едва не разгоревшаяся война между ван Ханегемом и Ривеллино. Бразильцы действительно играли очень подло. В этом и было основное различие между двумя командами. Голландцы тоже действовали жестко, иногда жестоко, но все же в пределах игровой целесообразности, в то время как «селесао» (хотя какие они к черту «селесао» после такого матча?) били исподтишка. Как например в том эпизоде, когда Жаирзиньо, ничтоже сумявшись, локтем заехал по уху Рийсбергену. В общем - не комильфо. И все же чистый футбол должен был восторжествовать. И он восторжествовал на 65 минуте этого матча. Все гениальное просто. Свой второй гол Оранье забили почти под копирку с первого. Отличие состояло лишь в том, что теперь атака голландцев развернулось на правом фланге и при участии других исполнителей. Рийсберген – Крол – Ренсенбринк – Крол – Кройф. Все на максимуме скоростей при минимуме касаний. Гол Кройфа даже по исполнению получился очень похожим на гол Неескенса. Такая же фланговая подача, практически такой же удар слета в мертвую для голкипера зону. Единственное, что Кройф положил свой при все-таки менее плотной опеке.

Стать бы во весь рост - да нету больше ног.
Сжать ладонь в кулак - да нечего сжимать.

После забитых мячей рисунок игры принципиально не изменился. Бразильцы, которым вообще-то для выхода в финал необходимо было выигрывать в этом матче, играли по своему старому принципу: вы забьете сколько сможете, а мы не хотим (с). Безвольная, развалившаяся команда, скатившаяся на явный футбольный примитивизм... У голландцев на 67 минуте получил травму Питер Роб Ренсенбринк. Ренси, так в полной мере и не адаптировавшийся к этой игре, потянул бедро и был заменен на Де Йонга. Спустя еще две минуты желтую карточку получил Джонни Реп, едва не оседлавший Ривеллино и чуть было не спровоцировавший очередную коллективную бучу на поле. Йохан Кройф, как мудрый капитан и настоящий лидер Оранье в этом мачте, убедительной жестикуляций призвал к спокойствию своих партнеров, и глас его не был подобен гласу вопиющего в пустыне… Команды продолжали рубиться в центре поля, лишь изредка доводя дело до опасных моментов. Игра разбилась на эпизоды, как гласит расхожее футбольное выражение. У голландцев после фола на Кройфе мог отличиться ван Ханегем, но мяч после его стандарта пролетел чуть выше перекладины. На штрафной ван Ханегема бразильцы ответили штрафным Вальдамиро. Получилось тоже опасно: мяч, обогнув стенку, закручивался в правый угол, но прошел рядом со стойкой… Голландцы захватили «территорию», однако предпочли не форсировать темп, перепасовываясь друг с другом без явного продвижения вперед. Размеренное течение не самого «смотрибельного» матча было нарушено очередным всплеском грубости на поле.

Four years on from those memorable goals in the 1970 Final, this was how Brazil's reign as world champions came to an unlamented end
Луис Перейра на 84 минуте едва не оторвал ноги главному «оранжевому страстотерпцу» в этом поединке Йохану Неескенсу, после чего совершенно заслужено увидел перед собой красный цвет. Свой уход защитник «селесао» обставил в худших традициях «латинской» футбольной школы, всем своим видом показывая неудовольствие решением рефери и провоцируя голландскую скамейку. Да, не о такой игре мечтал Пеле, пришедший посмотреть на этот поединок... Что касается Неескенса, то Михелс решил поберечь здоровье своего бойца, заменив «аяксида» на Ринуса Исраэля. Замена, явно рассчитанная на усиление обороны. Оставшееся время матча прошло на фоне фактического отсутствия сколько-нибудь значимых событий. Разве что Мариньо Чагас, воспользовавшись некоторой неразберихой у ворот Йонблунда, имел возможность слегка скрасить поражение бразильской сборной голом престижа, но немного не подоспел к мячу. Ченшер, видя, что страсти на поле начали разгораться с новой силы, решил не доводить дело до греха и дал свисток об окончании встречи. 2:0 – Нидерланды выходят в финал!

Нету больше слов, нету больше нас,
Лишь одно осталось на свете - Победа...

Пожалуй, самый знаменательный эпизод в этом матче произошел уже на последних минутах, когда взбешенный уничижительным погромом своей команды Марио Загало, уходя с поля, показал три пальца голландскому сектору болельщиков, подчеркивая тем самым, что его команда три раза становилась чемпионом Мира. Дурачок! Что значили твои жестянки сейчас, что они могли изменить? Это не Голландия победила Бразилию, это новая футбольная школа победила старую, обозначив очередной концептуальный сдвиг в развитии Игры. Эдакая «тотальная» «переоценка всех ценностей»: смена мозгов, смена идей, смена генераций. Но главное даже не это…

Главное, что у футбола появились новые Короли.

Наша Победа...
Наша Победа...
Наша Победа...

* - «Гражданская Оборона», «Победа» (alb. «Долгая счастливая жизнь»).

Антон Быков
«Оранжевый НЕ ФОРМАТ»
28/04/2008/