Аргентина - Нидерланды. 3:1. "Гибель богов".


 
Трудно храмы воздвигнуть из пепла,
И бескровные шепчут уста,
Не навек-ли сгорела, ослепла
Вековая, Святая Мечта.
Н.С. Гумилев.
 
Аргентина - Нидерланды 3:1
Кемпес, 38, 105; Бертони, 116 - Наннинга, 82
Аргентина: Фильоль, Ольгин, Пасарелла, Л. Гальван, Тарантини, Ардилес (Ларосса, 65), Гальего, Луке, Ортис (Хаусман, 74), Кемпес, Бертони
Нидерланды: Йонгблуд, Портвлиет, Крол, Брандтс, Янсен (Сурбиер, 72), Неескенс, Хаан, В.ван де Керкхоф, Р.ван де Керкхоф, Реп (Нанинга, 59), Ренсенбринк.
Предупреждения: Ардилес - Крол; Сурбиер; Портвлиет
Судья: Гонелла, Италия
25 июня 1978 года. Буэнос-Айрес, "Ривер Плейт", 71483 зрителя.
 
На полях Аргентины шел решительный 1978 год. Oranje или Albicelestes, Хаппель или Менотти, Ренсенбринк или Кемпес, Крол или Пассарелла, свобода или смерть? Тысячи вопросов, ответ на которые могла дать всего лишь одна игра. Наверное, где-то неслучайно, что в главном матче турнира схлестнулись две столь непохожие сборные. Различия коренились не только в футбольном, но и в ментальном плане. Игра имела серьезный политический подтекст и заранее рассматривалась под идеологическим углом. И еще бы! Едва ли не самой демократической из буржуазных стран, Нидерландам, противостояла страна победившей диктатуры. Многие небезосновательно сравнивают этот мундиаль с Олимпийскими Играми 1936 года, полагая, что футбольный праздник был ловко использован режимом Хорхе Видела в пропагандистках целях. Развернув массовый террор против граждан своей страны, аргентинский генерал быстро смекнул, что игра сможет консолидировать население вокруг его власти. И ничего, что вместо хлеба успокаивать народ пришлось зрелищем… В дополнение к обвинениям в нарушениях прав человека и просочившейся в СМИ информации о пытках неугодных властям лиц в тюрьмах Буэнос-Айреса, добавились еще и подозрения в «грязных методах» работы с судьями и игроками соперников, которыми якобы не гнушались хозяева чемпионата. До сих пор не утихают споры о том, как аргентинцы пробрались в финал. Решающий матч против Перу многие без обиняков и экивоков называют купленным. Для того чтобы обойти бразильцев и пройти в финал аргентинцам требовалось обыграть довольно крепкую сборную Перу со счетом 4:0, но «альбиселеста» даже перевыполнила задачу, отгрузив в ворота соперника шесть безответных мячей. Масла в огонь подливал еще и тот факт, что перуанский голкипер Рамон Кирога был… этническим аргентинцем. Он родился в Росарио, в юности поиграл с некоторыми футболистами команды-соперницы, а затем сменил гражданство. Невнятная игра первого номера вызвала массу вопросов, особенно со стороны бразильцев, прямо обвинивших Кирогу в подкупе. Прошло более тридцати лет, но градус страстей вокруг этого поединка не падает. Например, Збигнев Бонек, один из величайших игроков в истории Польши, участвовавший в аргентинском мундиале, не так давно заявил, что не верит в чистоту того матча... Впрочем, списывать все на околофутбольные злоупотребления было бы тоже неверно. Луису Сезару Менотти удалось собрать чрезвычайно боеспособный коллектив, основу которого составляли игроки внутреннего аргентинского первенства. Наставник аргентинцев решил отказаться от услуг некоторых легионеров, сделав исключение лишь для Марио Кемпеса. И не прогадал. Кемпес, Леопольдо Луке, Даниэль Пассарелла и, пожалуй, Даниэль Бертони верховодили в той команде: техничной, агрессивной, скоростной и гибкой. И, тем не менее, несмотря на многочисленные футбольные достоинства, за сборной закрепилась недобрая слава, как «грязной» и циничной команды, игравшей по макиавеллевскому принципу «цель оправдывает средства». К несчастью, финальный матч стал апофеозом чванливого и неуважительного отношения к сопернику со стороны хозяев.

С самого начала, поддерживаемые гулом семидесятитысячного «Монументаля», аргентинцы повели настоящую психологическую атаку на Оранье. Камертоном матча стал эпизод, который состоялся непосредственно до его начала. «Бело-голубые» едва не сорвали само проведение встречи. Поводом для апелляции к главному арбитру встречи итальянцу Сержио Гонелле стал небольшой гипс на руке Рене ван де Керкхова, с которым десятый номер Оранье вышел на поле. Он преспокойно играл с этим гипсом на протяжении практически всего турнира после того, как получил травму в игре с Ираном. Нет никакого сомнения в том, что в данном случае действия аргентинцев носили характер тщательно отрепетированной провокации. И все же, судья поддался на этот дешевый трюк. Гонелла заколебался, чем сразу же накалил страсти. Неескенс и Крол еле сдерживали себя от рукоприкладства и уже хотели было увести команду в раздевалку. Тем не менее, после консультаций арбитра с бондскоачем Хаппелем, приемлемый компромисс был найден. Гипс ван де Керкхофа обмотали бинтом, и игра началась. Какой сакральный смысл содержался во всех этих ухищрениях, так и осталось загадкой. Зато вполне очевидно, что аргентинцы своей цели добились: этой провокацией они вывели голландцев из себя, выбив почву из-под их ног. Никто не знает, сколько сил, физических и моральных, отдали игроки элфтал для того, чтобы подготовиться к этой встрече. Возраст многих из них подходил к критической отметке, и предстоящая игра расценивалась ими, как последний шанс золотыми буквами вписать свое имя в историю. Ирония судьбы заключалась в том, что четыре года назад матч также не прошел без заминки. Тогда встреча стартовала позже  по причине... отсутствия углового флажка на Олимпийском стадионе.

Матч начался с череды жестких стыков в центре поля: Портвлиет срубил Бертони, Хаан грязно сыграл против Ардилеса, Гальего без капли стеснения прыгнул в ноги Неескенсу. Постепенно, через нервное и сумбурное начало встречи, стали вырисовываться будущие контуры игры в первом тайме: позиционной и прагматичной, лишь иногда и коротко прерывающейся взрывами темпа. Все же первый опасный момент создали игроки Оранье. «Человек-оркестр» Ари Хаан исполнил стандарт с левого фланга, и выпрыгнувший выше всех Джонни Реп отправил мяч в противоход голкиперу. Убальдо Филльолу оставалось только созерцать полет снаряда, в сантиметрах разминувшегося с воротами… Постепенно, игра смещается к центральному кругу, где более мобильные аргентинские полузащитники, первыми нащупав комбинационную игру, начинают переигрывать своих визави. Голландцы много перемещаются внутри линий, но делают это чаще всего без мяча. Подтверждением столь опасной симптоматики стал горчичник Рууда Крола, полученный капитаном Оранье на 15 минуте за снос Даниэля Бертони. С ударом Пассареллы Йонгблунд справился. Однако он же спустя несколько минут едва не привез гол в собственные ворота, опрометчиво выбежав на Бертони, который давал ассист Луке уже на практически открытые ворота. Голландцы безуспешно пытаются провести толковую атаку на левом фланге, пользуясь пустотами в обороне соперника, но их попыткам раз за разом не хватает точности. Высокий процент брака в передачах не позволяет Оранье раскрутить свой атакующий маховик. Чуть погодя южноамериканцы должны были открыть счет. Хорошая многотемповая атака «альбиселесты» заканчивается выверенным навесом Ольгина и ударом на опережении прибежавшего в нападение Пассареллы. Капитан аргенитнцев чуть-чуть сфальшивил: мяч прошел выше. После этого «оранжевые» наконец-то проснулись. Вилли ван де Керкхоф с правого план выполнил неплохую подачу в направлении своего брата, мяч рикошетом от аргентинского защитника оказался у Джонни Репа, который буквально расстреливал вратаря. Филльол в эффектном прыжке мяч вытащил. Ответ соперника не заставил себя ждать: Бертони стремительно прошелся по центру голландской обороны и плотно приложился по мячу. Мимо. Концовка тайма осталась за аргентинцами. На 38 минуте свое веское слово сказал Марио Кемпес, вышедший из состояния футбольной дремоты, в коем благополучно пребывал все это время. Этот гол – целиком и полностью - плод коллективного попустительства голландских защитников. Только благодаря их несогласованности и недоработки каждого Кемпес, просочившийся в штрафную Нидерландов, нашел-таки возможность переправить мяч в сетку. 1:0. Стадион «Монументаль», яростно поддерживающий своих, взорвался… Последние минуты первого тайма прошли в непрекращающихся наскоках Оранье, раззадоренных пропущенным голом. На сорок пятой минуте Ренсенбринк должен был сравнивать счет. После верховой скидки Рене ван де Керкхова Робби был с нескольких метров, но попал в успевшего переместиться в угол ворот Филльола…

Второй тайм все же отличался от первого. Голландцы стали больше владеть инициативой, наседая на ворота «бело-голубых». Наконец-то «включился» прессинг и заработали фланги, «провисавшие» у Нидерландов первые сорок пять минут. Игра стала более «голландской». Аргентинцы же очень здорово спланировали контратакующую игру. Первый опасный момент записал на свой счет Ари Хаан. После хорошей атаки, в которой поучаствовало сразу два голландских фланга, полузащитник со всей колотушки пробил по воротам, но снова выше всяких похвал сыграл вратарь аргов. А потом подопечные Хаппеля дважды едва не проспали выходы Луке, который практически вывалился на рандеву с Йонгблундом… Ну а потом пришла очередь «тушить пожар», который устроили оборонцы Оранье, самому голкиперу сборной. Опять провалился Крол, давший легко обыграть себя реактивному Бертони. Йонгблунд очень рисковал, бросаясь под ноги Луке и прерывая фланговую передачу. Но риск – дело благородное, и на сей раз вратарь с выходом не ошибся. На некоторое время взвинтив темп, голландцы снова перешли к позиционному ведению игры, неторопливо и академично комбинируя в середине и практически не угрожая воротам соперника. Осознав, что дело пахнет керосином, Эрнст Хаппель решился на замену, выпустив вместо «золотого мальчика» голландского футбола Джонни Репа ветерана Дика Наннингу. Вариант Яна Веннегора оф Хесселинка 70-х, как и его современная модификация отлично игравший головой, появился на поле лишь с одной целью: спасти матч. А сколько в Голландии потешались над Хаппелем, включившего Наннингу в заявку сборной и отказавшегося от услуг «звездного» страйкера Рууда Геелса! Впрочем, последним все равно смеялся хитрый австриец. Его появление действительно внесло оживление в игру. Нидерландская атака закружилась и завертелась, подгоняемая активностью на флангах. Правда, извлечь пользы из владения мячом и вновь увеличившегося командного темпа оранжевые не смогли. Их атаки регулярно застревали на последних рубежах, наталкиваясь на хорошо организованную и обученную оборону «альбиселесты». Не справился с аргентинским замком и Йохан Неескенс, пожалуй, индивидуально наиболее сильный из игроков голландской полузащиты. «Йохан Второй» неоправданно много терял мяч, тормозил атаки Оранье и в целом выглядел довольно тяжеловесно. К плюсам игрока в этом матче, наверное, следует отнести лишь потрясающую самоотдачу, которой неформальный лидер «оранжевых» просто заряжал своих партнеров в этот вечер. Аргентинцы тем временем могли увеличить счет. Кемпес нашел позицию для удара, и опасно пробил из-за пределов штрафной. На 75 минуте бондскоач идет ва-банк и бросает в бой успевшего залечить свою травму к этому матчу Вима Сурбиера. Вторая, последняя по тогдашним правилам замена у голландцев… Он меняет подуставшего Янсена и выходит для того, чтобы еще добавить скорости и активности на фланге. Напряжение нарастет. Неескенс из последних сил прорывается по центру и натыкается на выставленную ногу Гальвана. Аргентинец играет очень грязно, но никаких санкций со стороны судьи не следует. Штрафной голландцы бьют плохо… И все-таки на 82 минуте огромное территориальное преимущество, которым владели Оранье на протяжении всего второго тайма, было реализовано. Ян Портвлиет подключился к атаке по левому флангу, откатил по центру Хаану, который, моментально оценив обстановку, элегантным пасом на ван де Керкхова разрезал всю  оборону «бело-голубых». Навес Рене с правого фланга получился на отлично. Дик Наннинга, величественно повиснув в воздухе и опередив сразу двух оппонентов, поставил эффектную точку в этой легкой, стремительной и по-голландски красивой комбинации. Пружина разжалась. «Монументаль» погрузился в тишину…

25 июня 1978 года на поле аргентинского «River Plate Stadium» шла последняя, девяносто первая минута основного времени финального матча Кубка Мира. Капитан Нидерландов Рууд Крол примерно с центрального круга отбойным ударом направляет мяч в район штрафной площади Аргентины. Мяч, перелетев через полполя, оказывается у Питера Роб Ренсенбринка, который с очень острого угла, уже еле дотягиваясь, несильным ударом пробивает Убальдо Филльола и попадает в левую штангу ворот… Есть секунды, когда ты не чувствуешь своего сердца. Есть эпизоды, которые нельзя вычеркнуть из памяти. Есть матчи, после которых ты уже никогда не будешь таким, как раньше… Умейте прислушиваться к смеху богов.

Все остальное читалось между строк. Великовозрастная команда Голландии «подсела» физически и начала постепенно отдавать инициативу южноамериканцам. Нет, они не выбросили белый флаг, они не расклеились и не бросили играть, как сделают это их оранжевые последователи спустя тридцать лет на чемпионате Европы. Стиснув зубы, они продолжали биться на каждом участке поля, но преимущество все заметнее отходило к более молодому сопернику. Развязка наступила на последней минуте первого экстра-тайма. Луке и Кемпес продавили голландскую оборону, и лучший игрок турнира, оказавшись расторопнее и Портвлиета, и Сурбиера, нашел лазейку и протолкнул мяч в сетку. Очень похоже, что со стороны нападающего имела место опасная игра, но кого, черт возьми, это уже интересовало? Аргентина повела – 1:2. Между вторым и третьим голом были опасные выходы Хаусмана и Луке, с которыми блистательно справился не потерявший концентрации Йонгблунд. На 116 минуте занавес опустился. Снова гениально отыграл Кемпес, неожиданно ускорившийся и разыгравший стенку с Бертони. И все бы ничего, но, обрабатывая мяч, автор третьего гола аргентинцев вполне сознательно использовал руку. Нарушение правил видел весь мир, кроме итальянца Сержио Гоннелы, оставшегося безучастным к протестам голландских футболистов. После этого матча французский еженедельник «France Football» очень коротко и точно охарактеризует манеру судейства Гоннелы, как «частичный арбитраж». По окончании встречи разгневанные голландцы не выйдут на церемонию награждения. А в это время за тысячи километров от эпицентра событий восьмилетний амстердамский мальчишка Деннис Бергкамп, как и все его увлеченные футболом голландские сверстники, плакал навзрыд и не мог уснуть той ночью. Час возмездия за разбитую мечту придет через двадцать лет, когда в ¼ финала Чемпионата Мира Бергкамп забьет самый важный и, пожалуй, самый красивый гол в оранжевой майке, отправив «альбиселесту» домой. Тренером той сборной Аргентины был Даниэль Пассарела, двадцать лет назад поднявший Кубок над головой на правах капитана своей команды…

Наверное, это был последний великий матч легендарной команды Оранье 70-х. Через два года, ни шатко ни валко выступив на европейском первенстве в Италии, первое «тотальное» поколение окончательно уйдет в сумрак безвременья. Гибель богов, величайшая из когда-либо сложенных футбольных историй… Но разве боги умирают? Они просто уходят, чтобы однажды возвратиться вновь. Михелс в 1974-м и Хаппель в 1978-м только начали великий Оранжевый поход. Кому-то суждено его продолжить. Обратный отсчет уже пошел. Осталось 463 дня …

..............................................

  Антон Быков

"Оранжевый НЕ ФОРМАТ"

22/02/2009/

..............................................