Phillip Cocu


Дата рождения: 29 октября 1970
Место рождения: Эйндховен
Рост:
182 см
Позиция на поле: полузащитник/защитник
Нынешний клуб: ПСВ
Дебют за сборную: 24 апреля 1996 года (Голландия - Германия - 0:1).

 
 
 
 
 
 
 
 

"Суровый для себя, он должен быть суровым и для других. Все нежные, изнеживающие чувства родства, дружбы, любви, благодарности и даже самой чести должны быть задавлены в нем единою холодною страстью революционного дела. Для него существует только одна нега, одно утешение, вознаграждение и удовлетворение — успех революции. Денно и нощно должна быть у него одна мысль, одна цель — беспощадное разрушение. Стремясь хладнокровно и неутомимо к этой цели, он должен быть всегда готов и сам погибнуть и погубить своими руками все, что мешает её достижению".
С.Г. Нечаев, "Катехизис революционера".

Увидевшее свет в далеком 1869 году программно-идеологическое произведение "Катехизис революционера", если вообще уместно здесь употребить слово произведение, знаменитого "русского авантюриста" Сергея Нечаева имело широкий резонанс в российском обществе, для которого сама суть постановки вопроса звучала ничуть не менее революционно, чем, собственно говоря, его название. Звучала и потому, возможно, что впервые в нашей истории была сформулирована программа широкомасштабной террористической деятельности, подхваченная, забегая на полвека вперед, с едва ли не "сатанинским" восторгом идейными "отпрысками" Нечаева, заявившим, как и он в свое время, приверженность исключительно к деструктивным способам ведения политической борьбы ("Цель же одна - наискорейшее и наивернейшее разрушение этого поганого строя"). Сам "Катехизис" с литературной, художественной точки зрения вещь довольно бездарная, основанная на самой убогой, беспомощной философии, но вместе с тем и необыкновенная, страстная.. Таким, как повествуют очевидцы, был и человек, некоторым образом, являвшийся её создателем - Нечаев. Наделенный удивительной духовной силой, нашедший свою революционную дорогу и дерзнувший пройти её до конца, он был фанатиком, одержимым всего лишь одной идеей - Революцией.. В истории голландского футбола натурой уж никак не менее героической следует признать Филиппа Коку - универсала, чья буквально фантастическая, не терпящая оппортунистического, компромиссного отношения тяга к игре была бы вполне достойна лечь в основу содержательной линии какого-нибудь агитационного, идеологического произведения, которое, в свою очередь, выйдя оно в печать, могло бы с полным правом носить (позвольте переиначить Нечаева) воображаемое название "Катехизис футбольного патриота".. Вот так. Ни больше ни меньше. Вера этого, будто высеченного из камня человека, - Футбол. Его правда - Футбол. Его категорический императив - Футбол. "Железному" Коку не знакома жалкая противоречивость и раздвоенность современного голландского, да и не только голландского игрока, успевающего транжирить свободное время, рискуя атрофировать значительную часть головного мозга, на дискотеки, или тем паче с самодовольным видом восседающего в офисах своего клуба, часами требуя изменений материальных условий профессионального соглашения в свою, естественно, пользу. "Железному" Коку чужд узкоутилитарный, меркантильный и, попросту говоря, потребительский интерес к игре. "Футбол должен принадлежать футболу" - так однажды выразился бессменный лидер "оранжевой сборной". В рамках этого образа мышления не может быть и речи о таких вещах, которые не находятся внутри чувственного или духовного созерцания. И право же, в подобной реплике коренится ощущаемая Филиппом связь с культурными, вернее сказать, игровыми традициями 70-х или даже 60-х, когда только переходящий в стадию реорганизации "спорт номер один" в Голландии являл собой буйство, вакханалию эстетики, а не был, как в наши дни, подобен разбрасывающему "долларовые" искры буржуазному костру, вокруг которого, благополучно примостившись, сидят, нагревая руки, дельцы, клерки и прочие футбольные паразиты, превращающие благородную игру в объект коммерческого спроса.. Коку, в плане отношения к своей профессии (и не профессии-то даже, а призванию), сохранят родство с романтической эпохой 70-х - эпохой "тотального футбола".. Он сам, наверное, зная универсализм голландского мастера, человек "тотального футбола", задержавшийся, как ни странно это заявлять, с собственным рождением лет эдак на двадцать..

День 29 октября 1970 года вошел в историю футбола Нидерландов сразу двумя примечательными датами. В местечке под названием Вурхаут появился на свет легендарный вратарь "оранжевой сборной" Эдвин ван дер Сар, а в это же самое время, в городе Эйндховен врачи приняли роды его, в недалеком будущем, партнера по национальной команде Филиппа Коку. Не странно ли, что и до сих пор эти 35-летние, умудренные футбольным опытом, голландские "зубры" остаются в обойме "оранжевых", передавая навыки и мастерство своим более молодым товарищам по сборной?

Филипп, по его же словам, стал с самого раннего детства постигать азы футбольной науки. Приобщать же любимое чадо к прекрасному, если так допустимо выразиться, "с пеленок" начал отец нашего героя - Питер Коку. В молодости, что интересно, глава семейства сам пробовал играть на любительском уровне, но, не добившись на отмеренном Богом спортивном пути особых успехов, благоразумно решил: первооткрывателем фамилии Коку на карте футбольного мира должен стать его сын. Принцип наследственности, сыгравший главенствующую роль в карьере и судьбах многих других "оранжевых" звезд разных лет (Куман, ван Бастен, Клюйверт, et cetera), сработал безотказно. Впрочем, делать свои первые шаги на футбольном поле Филиппу пришлось не в Эйндховене, а в небольшом населенном пункте близ Арнема, куда семья Коку переехала, когда мальчику исполнилось всего лишь два года. О том времени известно, честно говоря, немного. Голландский мастер вообще не большой любитель распространяться о себе, естественным образом опровергая высказывание одного нашего классика, заметившего как-то, что обо всем человек может говорить с интересом, но с аппетитом - только о себе. Филипп другой. Сказать, что он замкнут и неразговорчив будет также вопиюще неверно, как и заявить, что он излишне многословен. Нет, говорить Коку может долго и даже с упоением. Не о себе - о других.. Кое-что все-таки о детстве и юности многофункционального "оранжевого" профессионала мы знаем. Известно, например, что урожденный в Эйндховене футболист симпатизировал (необъяснимо, но факт) английскому "Манчестер Юнайтед" и амстердамскому "Аяксу". И то, что кумиром молодого Филиппа был не кто иной, как Франк Райкаард, чью манеру поведения на поле он, по признанию самого ветерана ПСВ, частично пытался перенять. Первым же клубом Коку стала любительская команда AFC '34, где умного, универсального игрока вовремя подметили представители выступавшего тогда во втором дивизионе "Алкмаара". С этим, ныне процветающим, а более пятнадцати лет назад влачившим самое жалкое существование голландским коллективом Филипп и связал себя профессиональными обязательствами, подписав первый в своей жизни полновесный контракт в возрасте семнадцати лет..

Талант Коку, его уникальная трактовка игра, умение поддержать командную игру тонким пасом выдавали в нем чрезвычайно способного молодого исполнителя, обретаться которому во втором дивизионе было, по меньшей мере, просто несолидно. Вышедшего на новый виток эволюции Филиппа приобретает "ходивший" в ту пору даже не в середняках, а, заявляя кощунственные, казалось бы, вещи, в лидерах голландского футбола "Витесс". Команда, как вы уже догадались, явно не чета тогдашнему "Алкмаару".. Для Коку это был воистину бесценный опыт. Ведь именно здесь особо никому неизвестный молодой человек провел, обратив на себя внимание, три кампании в Кубе УЕФА; освоился, по его же рассказам, на нескольких позициях сразу и, под руководством небезызвестного Херберта Неуманна, по прошествии пяти сезонов вырос в одного из сильнейших голландских футболистов внутреннего первенства. И именно в "Витессе" тезка одного французского короля, удостоившегося впоследствии прозвища Красивый, выковал свое знаменитое оружие - способность к перманентному прессингу на каждом участке поля. Плотной, "мужской" борьбы Филипп никогда не боялся и смело вступал в жесткие стыки с футболистами, превосходящими его мышечной массой и габаритами. И стоит ли говорить, что очень часто оказывался в этих стыках победителем.. Естественно, столь интенсивная и контактная манера игры была изначально сопряжена с травмами. Так, к примеру, в дебютном матче за свой новый клуб против "Спарты" Коку сломал правую ногу, вернувшись к полноценным тренировкам лишь ближе к концу сезона. Мечты о призвании пришлось отложить, но, как выяснилось, не надолго. "У нас была прекрасная команда, мы демонстрировали остроатакующий стиль игры и я получал удовольствие только от того, что просто играл в футбол" - признается много лет спустя герой этого репортажа.

В "Витессе", как было заявлено выше, Филипп смог выйти на лидирующие позиции. За подающим громадные надежды футболистом, в адрес которого журналисты и обозреватели всех мастей употребляли исключительно восторженные эпитеты, была устроена форменная охота. Офис клуба из Арнема атаковали представители лучших команд не только Голландии, но и Европы. Роттердамский "Фейеноорд" и лондонский "Арсенал", амстердамский "Аякс".. Любопытно, что делегаты столичного коллектива дважды пробовали подписать "витесскую жемчужину", но дважды, не сойдясь в цене на игрока, вынуждены были "остаться с носом". К слову сказать, тогдашний тренер "Аякса" Луи ван Гаал не оставит надежду приобрести Коку и в дальнейшем. Неслучайно, что возглавив "Барслелону" в преддверие сезона 1997/1998, голландский "волшебник", едва как обосновавшись на новом месте работы, первым делом потребует от руководства каталонской команды в срочном порядке раздобыть ему, в качестве недостающей детали механизма игры клуба, футболиста с неблагозвучно произносимой на русский лад фамилией Коку, к тому моменту времени успешно продолжившего свою карьеру в составе ПСВ Эйндховен.

Читатели, знакомые с моими предыдущими работами, смогли, думаю, сделать некоторые выводы о крайне негативном отношении автора этих строк к персоне бывшего тренера сборной Нидерландов Дика Адвокаата. Позволю, однако, изменить традиционному подходу, найдя в лице последнего человека, сказавшего отнюдь не последнее слово в карьере легендарного голландского футболиста. Адвокаат, тренировавший в те годы ПСВ, проявил недюжинную настойчивость и, в общем-то, талант искусного переговорщика, склонив Коку к переезду в Эйндховен. Не знаю, но рискну предположить, что не последнюю роль в выборе игрока сыграл, вновь делая упор на составляющие биографии Филиппа, фактор рождения. Говоря более абстрактно, Коку изошел из Эйндховена и к Эйндховену же, в конечном счете, пришел. Здесь, при желании, можно провести некую хронологическую последовательность: 1970, 1995 (первое пришествие в ПСВ) и 2004 год(соответственно, происшествие второе).

Визуально игра голландца не претерпела особых изменению. В ПСВ, как и в "Витессе", он не имел "прикрепленного" амплуа, успевая отрабатывать в центре полузащиты, на левой бровке, в защите и даже на позиции оттянутого форварда! Его пушечные удары с левой ноги по-прежнему таили смертельную опасность, а умение продуктивно подключиться к розыгрышам стандартных положений, с завидным постоянством выставляя игроков обороны соперников брабантского клуба ну в совершенно непрезентабельном свете, восхищало.. Впрочем, о футбольных талантах Коку мы, как я полагаю, смогли составить определенное представление на основании и предыдущих сезонов в исполнении этого игрока. О них, о талантах, куда как в более красочных и образных выражениях сумели бы, думаю, поведать болельщики арнемского "Витесса", имевшие замечательную возможность своими глазами наблюдать за постеленным становлением голландского универсала.. В ПСВ Коку пришел, по сути, сформировавшимся мастером, и изменения (нет ни малейшего повода для скепсиса в отношении того, что таковые имели место быть) следовало искать в непосредственно мышлении. Казалось, голландец самой природой был создан, чтобы стать лидером. Сдержанный, спокойный на поле, он, будто являл гармонию тех качеств, что в современном обществе принято отождествлять с поведением человека, наделенного административными полномочиями. А ведь в команде, укомплектованной футболистами калибра Артура Нумана, Яапа Стама, Будевейна Зендена и Рональдо, затеряться на месте Фила мог бы игрок и с более громким именем! Поведший же за собой партнеров Коку в буквальном смысле "грыз" газон стадиона "Филипс", успевая сражаться за каждый мяч, с равным успехом участвуя как в оборонительных, так наступательных действиях своего клуба, в любой роли, в любом амплуа демонстрируя понимание футбола на самом высоком уровне. Несколько жаль, правда, что достижения клуба из Эйндховена в турнирах Лиги Чемпионов и Кубка УЕФА ощутимо рознились с теми результатами и, попросту говоря, качеством игры, что демонстрировал ПСВ на внутренней арене (Коку, я напомню, в цветах брабантцев стал чемпионом и обладателем Кубка Голландии). Донельзя, кстати говоря, актуальный вопрос, почему Хиддинг, располагая составом в классе своем явно уступающему тому, которым владел Адвокаат лет эдак восемь назад, смог вместе с Эйндховеном дойти до полуфинала наиболее сильного по числу участников европейского турнира, а "Маленький Генерал", работая с игроками, чье мастерство не вызывало никаких сомнений, даже не сподобился преодолеть стадию первого группового раунда? И к этому нечего добавить..

Не хочется, положа руку на сердце, вспоминать тяжелое для голландского болельщика европейское первенство 96'. В раздираемой внутренними противоречиями команде царила анархия, принявшая, к слову сказать, самые разнузданные формы, и инфантилизм. Футболисты играли как бы сами по себе, не слыша указаний тренера, не замечая друг друга.. Роль одиозного лидера "оранжевых экстремистов" взял на себя Эдгар Давидс. А дальше - всё, как в знаменитом высказывании Жан Поля Сартра: "Достаточно, чтобы один человек ненавидел другого, - и ненависть, переходя от соседа к соседу, заражает все человечество". Наивысшей точки кипения изначально взрывоопасная ситуация достигла тогда, когда Гуус Хиддинг был вынужден, в ответ на весьма провокационное и недвусмысленное заявление "суринамского смутьяна" в свой адрес, отправить последнего на все четыре стороны. Коку, держась в стороне от публичных выяснений отношений, решил сосредоточиться на том, для чего, собственно, и был вызван в лагерь сборной. На игре. "Все в нем поглощено единственным исключительным интересом, единою мыслью, единою страстью.." Конечно, в некоторых аспектах его действия были далеки от эталона непогрешимости, и по завершению провального для Нидерландов турнира, в розыгрыше которого Филипп провел четыре матча, футболисту не удалось избежать "заслуженной" порции критики в свою сторону от представителей "четвёртой власти".. Но по тому, с какими "горящими" глазами он выходил на поле; по тому, с какой самоотдачей он боролся от первой до последней минуты матча хотелось, облекая поток насыщенных впечатлений в относительно лапидарную форму, сказать только одно: этот 25-летний парень "всерьез и надолго". Апологет, адепт и выразитель "оранжевой футбольной идеи". Так было на трех чемпионатах Европы, так было и на Кубке Мира 98 года, которому мы и посвящаем следующий абзац.

Все более утверждаясь в звании одного из сильнейших игроков Голландии, Коку подошел к началу памятного мундиаля в оптимальных кондициях. О таланте Филиппа говорили, затаив дыхание, хотя и описать его во всех градациях и проявлениях не смог бы, как мне кажется, даже человек, от природы наделенный самым богатым воображением. Быть может, в сравнении со слегка вычурным аристократизмом Бергкампа, грациозностью Клюйверта и легкостью Овермарса, игра нашего героя и не казалась верхом изысканности, но она была надежной, а для команды, зачастую оголяющей тылы в порыве футбольной импровизации, это в действительности и было важнейшим. Незаметный, но вместе с тем и незаменимый.. Он провел (и провел на высочайшем уровне) все семь поединков в финальной стадии Чемпионата Мира, отметился голами во встречах с Южной Кореей и Мексикой и вполне справедливо вошло в число лучших футболистов голландской сборной по итогам всего турнира. Единственной, пожалуй, тенью разочарования, осенившей сознание мастера, можно назвать полуфинальный матч Нидерландов с Бразилией. "Оранжевые" действительно смотрелись лучше, но камнем преткновения для невероятно амбициозной команды в какой уже раз стала серия послематчевых пенальти.. Коку вышел к точке, но пробил слишком слабо. Его неудача вкупе с загубленной попыткой Рональда де Бура в итоге и помешала команде сыграть в решающей встрече мундиаля.. Интересно, что призрак "французского" промаха следовал за Филиппом по пятам без малого 6 лет и, в конце концов, настиг в Португалии, где голландцам вновь, теперь уже в 1/4 финала, пришлось разыгрывать счастливый билет в "ненавистной" лотереи одиннадцатиметровых, и Коку, взяв на себя функции пенальтиста, вновь не совладал с нервами. История повторилась, но на сей раз Нидерланды прошли дальше..

Следующий же этап биографии Филиппа органично вписывается в основное направление учения Августина Блаженного и некоторых других представителей высокой церковной схоластики о Божественном предопределении, согласно которому все человечество распадается на две части: на тех, кто избран Богом, и на тех, кто предан Им вечному осуждению. Нет никаких сомнений, что Бог в конце и середине 90-х обрел для голландского болельщика более чем антропоморфное воплощение в лице тренера-Победоносца Луи ван Гаала. И нет никаких сомнений в том, что в числе первых был избран этим могущественным существом внегалактической природы Филипп Коку. Наставнику гранатово-синих требовался игрок именно такой формации. "Рабочая лошадка", готовая работать на "грязных мячах" денно и нощно, "человек - невидимка", "оранжевый пожиратель пространства", "механик-трудяга" с выпачканными от мазута руками, призванный обслуживать роскошный "Мерседес" с названием "Барселона".. С футбольной точки зрения, то был несомненный шаг вперед, ибо "блауграна", чей романтический, атакующий игровой стиль игры сложился много лет назад и принципиальным образом не изменился по сей день, замечательным образом подходила двадцатисемилетнему голландскому футболисту и кроме того могла дать карьере последнего новые импульсы к развитию. И именно здесь, несколько опережая события, футболист "оранжевых", после довольно продолжительных мытарств, наконец-то "нашел" место собственной дислокации на поле, став единственным в своем роде хавбеком-разрушителем, научившимся сочетать на этой позиции "оранжевое" изящество стиля с оригинальностью и "прозрачностью" мысли..

Не секрет, что с приходом ван Гаала трансфертная политика каталонского суперклуба обозначила явный перекос в сторону привлечения под знамена команды игроков голландского происхождения. По-разному сложились судьбы тех, кто начал олицетворять новый фундаментальный подход к вопросу комплектования "блауграны". Кто-то, вроде Рональда де Бура и Будевейна Зендена, оказался "чужим среди своих" и вынужден был покинуть команду, оставив о своем пребывании в ней весьма краткосрочную память. Имелись, бесспорно, примеры и другого порядка, где выше всех следовало бы поставить Коку. "Рыцарь без страха и упрека", игрок, заслуживший любовь и уважение трибун "Камп Ноу", примеривший на себе (неслыханное дело для иностранца) капитанскую повязку обожаемого в Каталонии клуба.. Филипп, сохраняя волю и рассудок даже в те моменты, когда многие другие лидеры "гранатово-синих" впадали в перманентные декадентские настроения, был душой и мотором команды, не оставляя её в самые тяжелые минуты. Он застал два пришествия ван Гаала, выстоял в тяжелую для прославленного коллектива годину "царствования" Жозепа Нуньеса и вместе с клубом, которому выложил без остатка 6 лет, пережил своеобразную "ренессанс-реабилитацию" с приходом в "Барсу" Франка Райкаарда. Но.. "Подумать только, футболист такого класса играл за рекордно низкие 450 тысяч евро в год. Не чувствуя дискомфорта или, по крайней мере, не показывая этого в миру, ни разу не подойдя к Лапорте с претензиями и не опустившись до шантажирующих заявлений в прессе" (Максим Ионов, статья "Тот, кто таскал пианино"). Летом 2004, стороны, не сумев выработать общего подхода по условиям нового соглашения, расстались. В том, конечно, не стоило сбрасывать со счетов денежный фактор, но и переоценивать его, сугубо на мой взгляд, также не стоило. Коку, как мне кажется, застав начало новой эры в истории каталонской команды, осознал, что твердо вступившая на путь новых побед "Барселона" может в настоящем времени обходиться и без него.. Как бы то ни было, отклонив несколько выгодных предложений от клубов английской премьер-лиги, 33-летний полузащитник решил, что настала пора возвращаться на родину. "Тренеры думают, что их присутствие на скамейке запасных во время матчей чрезвычайно важно для команды, но это не так. Наши возможности ограничены тремя заменами. Потому надо иметь на поле одного-двух футболистов, с которыми можно поделиться своими тактическими задумками" - таким образом пояснит место Филиппа в командной философии наставник "брабантцев" Гуус Хиддинг. Остается только добавить, что в лице Коку эйндховенская команда заполучила стержневого игрока средней линии поля, чье мастерство и опыт по-прежнему позволяют называть прославленного ветерана лидером на поле, а магия имени дает полное право считать великого голландца и лидером в раздевалке. Контракт, рассчитанный на два года, вступил в действие сразу же по истечении Кубка Европы 2004', о котором мы, при всем желании, никак не можем не замолвить слово.

Почему Коку в решающие моменты турнира сыграл так слабо; почему харизматического футболиста Нидерландов покинула уверенность в тот момент, когда многим думалось, что именно этот невозмутимого вида хавбек "оранжевых" возьмет на себя роль "вожака" команды? Кто знает? - меньше всего автор.. Сказать, что игра Филиппа вызвала шквал вопросов, значило бы не сказать ничего. Как-то не верилось (позвольте "поинквизиторствовать" и мне), что за пассивными, квиетическими действиями футболиста под "шестым номером", выполнявшего, к тому же, в отсутствии Франка де Бура капитанские полномочия, скрывался тот самый, настоящий Коку, которого все мы ценили не в последнюю, а может и в первую очередь, за характер.. Не знаю, такими ли соображениями руководствовался Марко ван Бастен или причины поведения наставника надлежало искать в совершенно других областях психологии, но справедливости ради стоит сказать, что легендарный форвард "оранжевых", сменивший на тренерском посту сборной Нидерландов Дика Адвокаата, в первое время откровенно игнорировал "нового-старого" полузащитника ПСВ. Впрочем, просмотра нескольких матчей с участием эйндховенского гранда хватило для того, чтобы убедиться в абсолютной нежизнеспособности заключенных на "скорую руку" выводов. В Германию Коку едет твердым игроком основы, имея за своими плечами свыше 90 поединков за национальную сборную.

Давно нет в команде Овермарса и Стама, де Бура и Бергкампа.. Остался он. Остался ван дер Сар.. И более всего в жизни я хочу, чтобы проводы этих "последних из могикан" прошли в праздничной, ликующей обстановке, отмеченной печатью грандиозного события, которое должно постигнуть нас всех на полях Германии и к которому они оба шли без малого 10 лет..
Её обрели.
Что обрели?
Вечность! Слились
В ней море и солнце!
/Жан-Артюр Рембо, "Голод"/

Клубы:
Аз-Алкмаар (1988 - 1990), Витесс (1990-1995),
ПСВ (1995-1998), Барселона (1988-2004), ПСВ (с лета 2004 года)
Награды:
Чемпионат Голландии - 1997, 2005 (ПСВ)
Кубок Голландии - 1996, 2005 (ПСВ)
Суперкубок Голландии - 1996 и 1997 (ПСВ)
Чемпионат Испании - 1999 (Барселона)
Кубок Испании - 1998 (Барселона)
Суперкубок Европы - 1998 (Барселона)

Автор текста: Антон Быков