«Ван Перси в Сербии, хотел бы я увидеть об этом документальный фильм».


Для Робина ван Перси его травма, конечно же, большое разочарование, но для нас, простой публики, похоже, превращается в занимательное шоу. Ван Перси отправился лечиться в Сербию. Интересное решение. Ван Перси – человек эксперимента. В момент написания этой статьи он как раз где-то в Сербии – по пояс в уксусу и с овечьими кишками, обмотанными вокруг шеи.

В вопросах медицины сербы гениальны. Еще в недавнем прошлом они убедительно это доказали. Больным хорватам, например, для верности сразу отрубали головы. Попытка не пытка. Суровые условия превратили сербов в очень практичный народ. Сообщается, что когда началась война, целые деревни в течение трех минут разделились на мужчин и женщин. Хорватские женщины могли взять на себя целое хозяйство.
Врач, которая сейчас занимается лечением ван Перси, судя по всему, знахарка. Ее порекомендовал Орландо Энгелаар. Слепая вера в одного конкретного врача -  сразу вспоминается Тед Троост, которому когда-то, среди прочих, было доверено лечение Марко ван Бастена и Рууда Гуллита.
Игроки, не боящиеся все делать по-своему, настоящие храбрецы. Одним из таких парней мне кажется Рики ван ден Берг. Когда в «Ден Хааг» ему советуют как можно осторожнее передвигаться из-за повреждения малоберцовой кости, Рики, напротив, ковыляя на костылях, стремительно направляется к двери своего дома. Главное не слушать врача.  Даже если его тренер Раймонд Аттевельд злится. Просто не надо указывать Рики, что ему следует делать.
Робин ван Перси в Сербии, хотел бы я увидеть об этом документальный фильм. Прибытие на одномоторном самолете самого Арсена Венгера, путь длиной в 19 часов и целитель, от одного вида которого начинает подташнивать. Кажется, речь пойдет об ускорении регенерации клеток? Кому какое дело. У меня сразу перед глазами всплывает картина. Ван Перси в одних трусах на столе, рядом с ним четыре сербские женщины, напевающие что-то себе под нос и перемешивающие в ведре плаценту. Тушки двенадцати кроликов на веревке. А теперь, с камнем на шее, скажи пару ласковых слов маме. Но ван Перси все нипочем. Попытка не пытка.
Этот жест ван Перси многое говорит об «Арсенале». Сущая нищета, никак иначе. Вы думаете, что в Лондоне лучший медицинский персонал мира, но ван Перси очевидно лучше знать. Он лучше отправится к знахаркам из Узбекистана, чем позволит врачам клуба ощупать свою правую лодыжку.
Попытка не пытка. Марианне Тиммер в прошлую пятницу, за день до травмы Робина, сломала левую лодыжку. Никому такого не пожелаешь: долгие месяцы реабилитации дома с Хенком Тиммером по соседству на диване. Марианне Тиммер – как раз то единственное, с чем Хенк Тиммер в последние годы имел успех. Никогда не смирюсь с ее выбором.
А на прошлой неделе я слышал стихотворение Хенка Спаана о Марианне. Оно было полно тоски и отчаянного желания. В стихотворении Хенк спрашивал Марианне, тогда еще свободную, с каким человеком бы она хотела провести остаток жизни.
Кто же не был влюблен в Марианне Тиммер! Ей бы мужчину, который во время травмы читал бы стихи ее левой лодыжке. Ну или симпатичного футболиста на крайний вариант. Я бы предложил Марианне Тиммер Марко Пантелича. Или Яна Ваутерса, если что. Да кого угодно, кроме Хенка Тиммера, если честно. Ее выбор был для меня ударом в самое сердце.
Хенк Тиммер, новый парень вашей дочери, приходит к вам на кухню с флажком в руках и говорит, что потом с удовольствием освоит искусство приготовления яблочного пирога. Хенк Тиммер - ваш зять, который вот уже три часа сидит и смотрит Линго, периодически комментируя крепки словцом. Хенк Тиммер – ваш друг, с которым вы отправляетесь в отпуск в Тунис, вот он уже просит у вас бутерброд с сыром за завтраком.
А я ожидал от Марианне чего-то намного более дикого и захватывающего. Чего-нибудь более волосатого. А не будущего владельца дешевого магазинчика мужской одежды. И такой тип рядом с моей Марианне.
Это жестоко. Марианне бы сейчас сидела где-нибудь в Буэнос-Айросе с аргентинским нападающим и прикладывала лед к своей лодыжке. Марианне Тиммер, да такую бы Робину ван Перси! Оба травмированы, но разве это может что-то испортить? Главное, что они есть друг у друга. Вместе в постели, а в углу сербский слуга с сырой печенью в руках, на случай если еще кто-нибудь что-нибудь себе сломает. Мне бы это понравилось. С Хенком Тиммером не смирюсь никогда.
 
Нико Дейксхоорн.
VI.NL
Перевод: Nselly