Рафаэль ван дер Ваарт: "Моя идея – использовать сцену Кубка Короля"


Ван дер Ваарт около пяти месяцев не говорил с прессой. И вот он прерывает своё молчание и встречается с AS . Он полон желания, он хочет играть больше, чем когда бы то ни было. Он знает, что будет тяжело бороться за место в этой команде, поэтому решает полностью использовать выход в стартовом составе в завтрашнем матче на Кубок против "Алькоркона".
Наконец-то для Вас в мадридском "Реале" забрезжил свет в конце тоннеля?
Да, я очень доволен. Я хочу доказать, что могу быть важен для этой команды, и тренер предоставляет мне игровое время в последних матчах.
 
"Мадрид" давил в последние пятнадцать минут игры на "Эль Молиноне", когда Вы появились на поле...
Это был сложный матч, против тяжёлого соперника. Нам лишь не хватило гола, но мы играли неплохо. В других матчах мы с лёгкостью забивали, но на этот раз хорошо сыграл их вратарь.
 
Вы очень близки к голу...
Да, это какое-то наказание!! Я очень хочу забить гол. Рамос даёт мне отличные пасы...
 
Ну поговорим о "забивать". Быть может это случится завтра в кубковом матче?
Дай Бог! Не знаю, даст ли мне мистер сыграть, но этот матч очень важен для меня.
 
Это хорошая сцена для Ваших возможностей...
Да, я должен доказать, что могу играть здесь. Я обязан использовать шансы.
 
Быть может забьёте со штрафного, пока нет Криштиану?
Он лучший в мире по пробитиям штрафных. По-настоящему, уникален.
 
Кубок важен для вас?
Да. Я вспоминаю наше прошлогоднее фиаско против "Реал Унион". Мы не можем больше расстроить наших болельщиков. Мы должны бороться за всё и Кубок нас очень мотивирует.
 
С уходом Снейдера, Роббена и Хунтелаара и прихода Кака, Криштиану, Хави Алонсо и Гранеро, что заставило Вас остаться в команде?
Тренер и его система ротаций. Для игроков это очень важно. Я знаю, что бороться за место тяжело, но я хочу сразиться.
 
Но Пеллегрини фактически изолировал Вас во время предсезонки...
Такие вещи происходят в мире футбола. Он мне сказал, что просто нет места, да ещё в то время были проблемы со здоровьем моей жены (Сильвия продолжает лечение от рака груди). Потом уехали Уэсли и Арьен и моя ситуация в команде изменилась. Именно это и сказал мне Пеллегрини: ситуация изменилась.
 
Болезнь жены способствовала тому, что Вы остались в Мадриде?
Да, моя жена проходит сеансы химиотерапии здесь в Мадриде, и я не хочу жить без неё в другой стране. Я хочу жить со своей семьёй. Это очень важно для меня.
 
Это очень тяжело!
Да, эти три месяца были очень тяжёлыми. Больница, плохие новости, слёзы...
 
Когда у неё обнаружили болезнь?
В прошлом году перед матчем с "Валенсией" на "Месталье". Это была самая худшая новость в моей жизни, но Сильвия убедила меня продолжать играть. Сейчас всё изменилось, она чувствует себя очень хорошо. Все игроки думают, что футбол – самое важное в жизни, но когда на тебя сваливается нечто подобное, начинаешь понимать, что футбол отходит куда-то на задний план.
 
К чему Вы стремитесь в этом, таком Галактическом,"Мадриде"?
Я знаю, что это тяжело, но я хочу сразиться за место в составе и стать важной частью в команде.
 
Но поначалу Вы даже не входили в заявки на игры.
Верно. Но в первые месяцы я был в плохом физическом состоянии и в голове было много лишнего. Я не очень хорошо занимался на тренировках.
 
Против "Севильи" Вы вышли раньше Гранеро, а в игре с "Вальядолидом: появились в стартовом составе. Сюрприз?
Да, но это произошло только в одном матче, а я хочу играть больше.
 
Думаете, пресса слишком жёстко критиковала Вас?
Нет. Когда мы футболисты играем плохо, нормально, что журналисты критикуют нас. Но если ты играешь весь сезон плохо, не думаю, что это может помочь...
 
Каким было Ваше общение с Пеллегрини?
Немного отличным от того, что писали газеты.
 
Но 3 августа в Голландии газеты написали, что Вы назвали обращение Пеллегрини с Вами "несолидным"...
Это было интервью одному голландскому изданию. Журналист спросил меня, много ли я говорил с Пеллегрини. Я ответил, что много с ним не говорил, так как он сказал мне, что в команде нет места. Поверьте, больше ничего не было, на самом деле. Просто потом журналист интерпретировал мои слова по-своему.
 
melnikau maxim